Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Горалы - созерцатели восходящего солнца

Сейчас горалы живут в двух зоопарках нашей страны — в Московском и Таллиннском, а еще недавно этот зверь был для меня загадочным. В зоопарках их не было, а на всех фотографиях они напоминали домашнюю козу с маленькими рожками. Плотное тело, косматая шерсть — все это было видно, но цельное представление о звере можно получить только тогда, когда увидишь его в жизни, в движении. Осенью 1978 года мне удалось попасть сначала в Сихотэ-Алинский, а потом в Лазовский заповедники с главной целью — наблюдать и рисовать горалов. Со мной вместе ездила Е. В. Иванкина — сотрудница Звенигородской биостанции МГУ, а нам помогали научные сотрудники этих заповедников, энтузиасты дела изучения, охраны и разведения горалов — А. И. Мысленков и Н. В. Соломкина.

Мы приехали в Сихотэ-Алинь в конце сентября. Из Владивостока до поселка Терней, где находилось управление заповедника, мы летели на АН-2. Под крылом самолета простирались поросшие дубняком сопки в осеннем уборе. Все было залито мягким солнечным светом, воздух был по-осеннему прозрачен. Осень на Дальнем Востоке —- чудесное время. Еще достаточно тепло, но уже нет комаров, да и дождей гораздо меньше, чем летом. Из Тернея А. И. Мысленков доставил нас в урочище Абрек — населенный горалами участок заповедника, находящийся в стороне от основной территории заповедника и расположенный на побережье океана, к северу от Тернея. Мы отправились туда на моторной лодке и начали обследование с дальнего от Тернея конца урочища. Рассказав, где и как искать горалов, А. Мысленков на неделю уехал.

Избушка, в которой мы поселились, была отделена от берега хребтом, поросшим со стороны материка дубовым лесом, достигающим его гребня. Склон, обращенный к берегу, был обрывистым и скалистым. Деревья встречались здесь небольшими группами, постоянные ветры сделали их форму причудливой, и я впервые понял, что изображения деревьев на японских и китайских картинах — отнюдь не стилизация и не плод фантазии художников. Напротив, характер и силуэт деревьев Приморских побережий на этих изображениях переданы очень точно.

Мы знали, что горалов надо искать на рассвете — чуть поднимется солнце, они кончают пастись и ложатся. Поэтому мы выходили так, чтобы к рассвету уже быть на скальном береговом обрыве. Идти вдоль берега можно было только либо по тропе, пролегающей по хребту, либо по лайде — песчано-каменистому пляжу у подножия обрыва. Первого горала мы увидели снизу, с лайды. Солнце только что встало, и весь обрыв был залит золотистым светом. Почти над головой, метрах в двухстах, над скалами неподвижно застыл зверь. Голова его была обращена к морю, контуры тела отчетливо вырисовывались на фоне утреннего неба. Мягкий свет только что взошедшего солнца делал окраску горала золотисто- рыжей. Зверь повернул голову, минуты две смотрел на нас, потом неторопливо прошел несколько шагов по тропе, идущей над краем обрыва, и скрылся в скалах. В этот день больше видеть горалов не удалось. Так повторялось несколько дней. Мы выходили за полтора-два часа до рассвета и шли в намеченную точку. Выбрав место для наблюдения, ждали, пока станет достаточно светло, чтобы можно было просматривать склон в бинокль. Удача сопутствовала нам не каждый раз, но чаще удавалось увидеть от одного до трех животных, пасущихся на травянистых склонах. Поражала неторопливость и необыкновенная плавность их движений, свойственная горным копытным. Горалов мне редко приходилось видеть бегущими. Зверь, заметивший опасность, уходил без излишней суетливости. Сделав несколько неторопливых прыжков, он замирал около скалистого хребта, еще раз оглядывался и моментально уходил за хребет. После этого обнаружить его не удавалось. Только будучи потревоженным неожиданно, горал обращался в бегство, так типичное для большинства копытных.


Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика