Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Рассказ «В доме на сваях» (5)

К креслу паломничество. По всему вижу: девушке-англичанке смертельно хочется посидеть в нем:

— Сидаун плииз... — щедро расходую я за нас английских слов и в ответ получаю нежную благодарность девушки и ее усатого жениха, увешанного полдюжиной фотокамер.

Прохладно. Моросит дождик. «На сцене» — два носорога и стайка лесных козлов. Носороги стоят в какой-то странной задумчивости. Трусцой убегают в лес. Возвращаются и опять топчутся. Одному на спину садится белая цапля.

Быстро смеркается. Еще минут двадцать — и будет ночь, второе отделение удивительного лесного спектакля.

Кажется, звери не очень боятся света. Полковник включает два сильных прожектора. На поляне ни малейшей тревоги. Носороги и целое стадо буйволов только чуть приподняли головы и сейчас же спокойно занялись своим делом.

Огромные тени тянутся от зверей к лесу. Голубоватый свет сделал мутную воду таинственной и нарядной. Лес кругом стал похожим на театральные декорации. Стволы ярко высвечены и очень похожи сейчас на березы. Чуть-чуть мерцают передние кроны, дальше пещерная темнота, и в ней, в какую сторону ни посмотри, — круглые огоньки, красные и зеленые. Это глаза. Звери, подойдя к солонцу, не сразу решаются выступить на поляну.

Я пытался считать зверей, но давно уже сбился. Газели, антилопы и буйволы идут беспрерывно. Буйволы держатся как хозяева, без боязни. Газели лакают воду с оглядкой, все время вздрагивают . И на то есть свои причины. Часов в одиннадцать ночи случилась драма, которую мало кто успел заметить. У маленькой антилопы из-под ног гиена схватила детеныша. Я увидел момент, когда антилопа в испуге присела, а гиена мелькнула уже с добычей. Из двадцати буйволов, ходивших по солонцу, этусцену видели, по крайней мере, два-три быка. Но никакой реакции. Один приподнял голову и поглядел в темноту. Два других продолжали чесать друг друга кончиками рогов.

Часам к трем ночи галерея почти опустела. В середине, у «королевского кресла», похрапывал коренастый джентльмен в помятой ковбойской шляпе. В уголке сидела чопорная старушка с дорогим японским фотоаппаратом и старинным лорнетом. С появлением нового зверя старушка поднимала лорнет и отмечала что-то в маленькой книжечке.

С русскими словами: «Доброе утро, спокойной ночи!» — подошел захмелевший полковник.

— Меня зовут Хейс Невингтон, — сказал он, обнимая Мишу за плечи. — Хейс Невингтон! Я в самом деле полковник. А сейчас сторож. Почти сторож. А я ведь знал времена... — Полковник положил подбородок на край галереи и посмотрел туда, где топтались два носорога. — Я знавал времена... Дженмены, я ходил в Афганистане через вашу границу с белыми русскими офицерами. Хорошие были ребята. Французский язык знали, умели пить. Песни хорошо пели. И я тоже был парень ... Жизнь проходит «доброе утро, спокойной ночи»...

В. Песков

Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика