Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Рассказ «Садко» (2)

Я и не знал, что индейки могут летать, но тут убедился, что могут, да еще как! Индюки в полете — небывалое зрелище! (Надеюсь, что читатели поймут, насколько «приятно» было мне оно.) Стадо с отчаянным клюклюканьем вынеслось на деревенскую площадь (справедливости ради, отмечу, что выше бреющего полета оно подняться не сумело). Садко преследовал, скача, как водится, во весь мах бросками. Было от чего ахнуть! Какое уж там любование!.. Птицелюбивая хозяйка ринулась с крыльца наперерез этому стихийному движению и, несмотря на свою полноту, развила такую скорость, что пересекла путь моего кобеля и пресекла его скачку, ударив по спине толстой, сложенной вдвое веревкой.

Прибежал и я — не столько ради охраны индюков, которым Садко не мог причинить вреда, сколько для защиты своего удальца. Я подоспел более или менее вовремя, и Садко пострадал не сильно. Поэтому среди всех впечатлений спортивная радость оставила в его памяти, несомненно, самый яркий след. По сравнению с блестящими моментами гоньбы за полохливыми птицами неприятности быстро померкли и забылись.

Через несколько дней мы ходили по какому-то делу в соседнюю деревню, а когда возвращались домой, то сразу же за околицей возле дороги встретили индюшачье семейство. Были в нем мамы-индюшки и довольно крупные индюшата, этакие долговязые недоросли, не перестававшие жаловаться мамам — «клю-клю-клю, клю-клю-клю...». Был и папа-индюк, принявшийся ругать нас на чем свет стоит. Садко зачарованный видом стада и лучшими воспоминаниями о «летучих» индюках, замер. Это была заправская стойка, вовсе несвойственнаяего породе, но такая, что сделала бы честь пойнтеру. Дальнейшее угадывалось... но я схватил Садко за ошейник и пристегнул поводок. Выйдя из временного транса, спаниель рванулся всем телом и, сдерживаемый своркой, заходил на дыбках. Пришлось напомнить ему последствия «индополета», пригрозив прутом, оказавшимся под рукой. Садко утих... Бедный Садко, лишенный такого спортивного наслаждения!

Пройдя дорогой метров полтораста, я отпустил спаниеля на свободу. Мы с женой шли, разговаривали о погоде на завтра.

Погляди, — сказала она, — пес что-то замышляет...

Садко не мотался из стороны в сторону, а подозрительно спокойно бежал обочиной под стенкой цветущей гречихи и явно следил за нами.

Нам было смешно: до чего же тяжело нашему спутнику расстаться с мечтой об индюках! Мы посмеялись, подразнили Садко — что, мол, близок локоть, да не укусишь! — и вернулись, конечно, к своему прерванному разговору.

...А вокруг широко разлеглась розоватая скатерть цветущей гречихи. Поле спускалось вниз к реке мягкими волнами.

— Погоди-ка! — вспомнила Лида. — А где же Садко?

Он исчез... куда-то потерялся ненадолго. Затем послышались вопли — «клю-клю-клю!..».

Господи! Стадо индюков летело к деревне, и Садко гнал его, мчась своими классическими бросками!

Василий Казанский

Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика