Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Рассказ «Поединок с дикой уткой» (4)

Но это было бы слишком хорошо! В решительный момент вдруг пошел дождь, и, казалось, ему не будет конца...

В овоскоп теперь была видна под скорлупой только темная масса, — значит, там, внутри, были уже совсем развившиеся утята.

А дождь все шел и шел, бесконечно и безнадежно... В любой момент утята могли вылупиться и разбежаться, и пропали тогда все мои трехнедельные труды!

В этом поединке я решительно терял всякие шансы на победу. Приходилось признать, что у меня не хватает знаний, что маленькая утка перехитрила меня и что я должен фотографировать не то, что хочу, а то, что позволяет себя фотографировать...

И тогда у меня возникла спасительная мысль, которая помогла мне завершить фотографирование утки. Как всегда, мне и на этот раз пришлось почерпнуть свою идею из глубин «птичьей психологии».

Я нашел в лесу другое утиное гнездо. В нем были свежие яйца. Два из них я положил в гнездо своей «фотоутки», а два из ее гнезда подложил дома под курицу-наседку;

У утиного гнезда я принял последние меры предосторожности. Тихонько разрыхлив часть гнезда со стороны палатки, я увидел маслянисто поблескивающие яйца. Просвечивание яиц, подложенных под наседку, показало, что теперь утка-мать будет терпеть даже прикосновение к ее гнезду. Потом я направил объектив на утку и несколько дней не подходил к гнезду.

Я сидел дома и время от времени рассматривал яйца, взятые из утиного гнезда. Если внимательно вглядеться в хрустальный шар, можно увидеть в нем изумительные, чудесные вещи.

Моим хрустальным шаром были утиные яйца. Рассматривая и просвечивая их, я точнознал, как ведет себя в далеком лесном гнезде утка, как она высиживает свои яйца, потому что яйца, подложенные под наседку, развивались точно так же, как и те, что остались в спрятанном в траве утином гнезде.

Проходили дни, и однажды после обеда яйца под наседкой вдруг начали попискивать (конечно, то же самое должно было происходить и в лесу у дикой утки). Один за другим вылупились утята.

На следующий день небо было безоблачным. Проснувшись, я увидел, что на спину наседки взобрались два только что вылупившихся утенка, два пушистых цыганенка с желтыми полосками. Вероятно, и там, в лесу под дубами, у дикой утки тоже вылупились утята и, может быть, она уже увела свой выводок к Тиссе.

Если только... если только не удался мой опыт с «птичьей психологией»! Осторожно пробрался я в свою палатку. В ней было совершенно темно, только на металлических частях аппарата играли тусклые отблески света. Затаив дыхание заглянул я в визир.

У меня потемнело в глазах — то, что я увидел, превзошло все мои надежды.

Десять маленьких очаровательных утят бегали и суетились вокруг гнезда или выглядывали из-под крыла матери. А сама утка-мать спокойно сидела на двух подложенных ей яйцах. Еще не высиженные, они удерживали ее на месте, обеспечивая мне награду за мой двадцатишестидневный труд.

Правда, напоследок утка подшутила надо мной еще раз. Пока меня не было, она снова заделала открытую мною часть гнезда со стороны палатки, которая стала даже выше, чем прежде.

Но все же великолепная птица сидела здесь, тихонько покрякивая и удерживая своих птенцов. В вышине покачивались дубовые листья, солнце просвечивало клюв утки, а ее коричневые глаза светились материнским счастьем...

Я тихо вздохнул (она сразу подняла голову), нажал на спуск, но щелчка уже не слышал, потому что как раз в этот момент над нами закричала кукушка.

Когда я снова посмотрел в аппарат, утки уже не было, а за ней, как живые комочки, как пушистые мышки, бежали ее утята.

Еще мгновение — и все исчезли; только два яйца белели в опустевшем гнезде, как бы говоря: «Из этого удивительного поединка ты вышел победителем, но эту маленькую дикую утку ты все же не победил...».

Иштван Хомоки-Надь

Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика