Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Рассказ «Поединок с дикой уткой» (1)

Я «охотился» с объективом за дикой уткой в лесу Кохари-Сентлеринца в восточной части Альфельда, т. е. Венгерской низменности.

Прошло много лет, прежде чем я на это решился. Я предпочитал взбираться на верхушки дубов, часами просиживать там, по пояс в воде бродить в камышовых зарослях. Я снимал на цветную пленку множество разных птиц, но фотографировать диких уток я не осмеливался. Правда, иногда мне приходилось наталкиваться на их гнезда, и я даже подготавливал съемку, но, должен признаться, дальше фотографирования яиц диких уток дело не шло. Малейший шелест — и хитрая птица покидана гнездо. В таких случаях я успокаивал себя тем, что, в конце-то концов, эта плоскоклювая птица не является орнитологической редкостью; в Венгрии ее и сейчас еще немало. Тем не менее, в фото литературе о птицах почти нет сделанных в природных условиях снимков диких уток.

И вот однажды мой помощник сообщил, что в лесу появились кряквы.

Я почувствовал, что приближается интересное приключение. И действительно, все последующее превзошло мои ожидания.

Прежде всего оказалось, что утки только «посмеялись» над спрятанным около гнезда и замаскированным травой съемочным аппаратом. Они и не думали оставаться в таком «опасном» месте.

Тогда я построил специальную палатку для съемок. Это была крошечная сборная комнатка с зелеными парусиновыми стенами, в которой можно было кое-как сидеть на маленьком охотничьем стуле. В начале мая эта палатка была уже установлена в лесу, под шелестящими кронами дубов.

А примерно в ста метрах, глубоко спрятавшись в траве, сидела на яйцах кряква.

Поединок начался.

Фотограф и дикая утка постоянно поддразнивали друг друга.

Сначала все шло так, как это обычно бывает при фотографировании птиц, гнездящихся на земле: каждый день я переносил палатку на десять метров ближе к гнезду. Но дикая утка не была обычной простодушной птицей. Правда, некоторое время она притворялась такой и относилась спокойно к приближению палатки, но только до тех пор, пока расстояние не сократилось до двадцати метров.

А тогда она ушла из гнезда и долго не возвращалась. Мне не оставалось ничего друг ого, как опять отдалиться на тридцать метров. Тогда утка вновь уселась, спокойно помаргивая хитрыми г лазами, как бы говоря: «Победа будет за мной!».

Я решил пожертвовать несколькими днями и стал переносить палатку каждый раз только на пять метров, соблюдая при этом чрезвычайную осторожность. Пропадали ценные дни... Наконец, я приблизился на критические двадцать метров, а на следующий день утиные яйца лежали в гнезде покинутые и холодные...

Когда расстояние до палатки увеличивалось, утка снова садилась. Мне начинало казаться, что мое умение фотографировать птиц потерпело «нокаут», а утка умеет «считать».

Иштван Хомоки-Надь

Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика