Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Рассказ «По Аргуни» (2)

Но вот все вокруг окуталось ночной темнотой. В воздухе слышны свист крыльев запоздалых уток и громогласное чмоканье кормящихся птиц.

На таборе обязанности распределены. Один пошел за водой, другой разводит костер. Подсчитаны и записаны трофеи. Они оказались близки к дневной норме. Делимся впечатлениями, сетуем на досадные промахи, которых оказывается много и всегда как назло по крупной дичи.

Кузьмич в густые сумерки сумел выбить гуся из стаи, возвращающейся с полей. Двое решают встретить рассвет на береговых сопках. Гуси с ночевки идут на поля. Летят молча, поэтому встреча с ними часто неожиданная.

Ночлег в палатке в спальных мешках. Сон приходит мгновенно, а затем чуть свет двое отправляются в пойму, двое — на гусей.

На утренней заре утиная охота менее оживленная, зато больше идет крупной утки: кряквы, серой, шилохвости, часто попадают широконоски. Налетают и гуси.

В десять утра собираемся у табора. Втроем садимся щипать и потрошить дичь, четвертый готовит завтрак: тушеные потрошки с картофелем «а ля Аргунь». Печень и сердечки поджариваются в масле с луком и специями, затем их заливают водой, а когда закипят, солят и закладывают картофель, нарезанный дольками. Все это накрывается крышкой и тушится на маленьком огне 25—30 минут.

После завтрака приводим в порядок ощипанную дичь, опаливаем ее паяльной лампой, внутренности удаляем, а конечности отрубаем. В таком виде дичь сохраняется длительное время даже не подсоленная. Следует только ночью заморозить, а рано утром укрыть в яме с сеном.

Любители побродить отправляются днем в пойму. Но в это время летают в основном утки нырковых пород: лутки, крохали...

Николай Ильич любит пострелять лысух. Он приметил разлив у камышей, где эти птицы плавали во множестве.

Один из нас остался готовить обед.

Вторая вечерняя заря проведена с учетом ошибок первой: не стреляли в упор, стало меньше промахов, скрадок выбрали так, чтобы заря была прямо перед стрелком.

Еще было светло, когда на Николая Тимофеевича неожиданно сзади налетел гусь. После выстрела подранок упал в рукав длинного разлива. Чтобы не упустить его, Тимофеевич пустился догонять уплывающую дичь, то и дело проваливаясь в береговой ил. С трудом он подбежал на расстояние прицельного выстрела и добил птицу. Каково же было его удивление и разочарование, когда трофей оказался бакланом. В полете баклан очень похож на гуся. Разница только в том, что баклан летит молча и имеет черное оперение, которое в сумерках трудно рассмотреть.

«Гусь-баклан» явился предметом шуток до последнего дня охоты. Вторая вечерняя заря была такой же интересной, как и накануне. В этот вечер все мы наблюдали необыкновенное зрелище. Примерно в 17.30 по местному времени из проток в мелководные разливы зашло множество карасей на жировку. По всему разливу во всех направлениях двигались рыбины со спинным плавником над поверхностью воды. Караси подплывали к самым ногам, если стоять неподвижно. Стоит пошевелиться, как они мгновенно исчезали. Через несколько минут картина повторялась. Подобного, пожалуй, нигде больше не увидишь.

В последний день охоты резко похолодало. С низовьев Аргуни весь день шли стаи кряковых уток, и нам казалось, что только одни селезни, так как из 32 трофеев уток-самочек было только три, а остальные — селезни и все в брачном наряде. Птицы были настолько упитанные, что при падении на твердый грунт у них лопалась кожа, обнажая чуть ли не сантиметровый слой жира.

Быстро пролетели пять дней охоты. Собираясь домой, мы еще и еще раз вглядывались в необъятную ширь и даль сказочной поймы, мечтая вновь посетить Аргунь.

Г. Лихо

Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика