Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Рассказ «За гусями на белое море» (3)

Все-таки что это за необитаемый остров, где мы вынуждены быть Робинзонами? От Частушьего он выгодно отличается богатой растительностью: Преимущественно ель, но попадаются осина и береза. Здесь несчетное количество грибов: маслята, подберезовики и подосиновики. Остров делится на две части полу затопляемой в прилив низиной со множеством непросыхающих луж. На дне луж сквозь прозрачную воду видны гусиные следы. Находим и другие типичные признаки пребывания гусей: перья, помет. Несколько ближе к лесу нашли землянку, накрытую бревнами и присыпанную землей, на которой проросла трава. Широкая амбразура, служащая одновременно и лазом в укрытие. Какие-то охотники добросовестно потрудились, соорудив такую основательную засидку на гуся. В одном месте под кустами обнаружили пестрые и белые перья какой-то крупной птицы. Недоумение наше скоро разрешилось — на острове жили три белые куропатки.

Начавшийся отлив принес избавление от вынужденного плена.

Пытаясь достать сбитую утку, мы обнаружили, что вода в проливе между островами чуть выше коленей.

Немедленно перебираемся на Шуй.

В память о радостных находках на «необитаемом острове» грибов, следов гусей, земляники, куропаток этот остров мы назвали островом Находок.

На подступах к Большой Тор-губе должна быть избушка косарей. Мы заторопились к ней. Накрапывал дождь.

Добраться до островка мне помогли несколько длинных жердей, переброшенных через наиболее топкие места. Устроившись на удобном камне, скрытом со всех сторон тростником, я убедился, что дополнительной маскировки не нужно. Теперь оставалось только ждать.

Заря совсем поблекла, и на западе оставалось только бледное сияние. Из-за вершин выплыла луна. Освещенный лес будто приблизился. Стали прилетать утки. Большая стая прошла над головой, стремительно снизилась и, вспенив воду, рассеялась в отдалении.

Чтобы не терять подранков, я стрелял на выбор лишь тех уток, которые проходили совсем близко от островка.

Ночь вступала в свои права. Водоплавающая живность «разговаривала» на разные голоса. Ухо опытного человека сумело бы выделить из этого многоголосья более десятка видов. Темные, едва различимые силуэты уток то и дело попадали на лунную дорожку. Наблюдая за сказочной живой игрой тени и света, забываешь про ружье. Преступно было бы нарушить, прервать это волшебное зрелище. Вот одна птица — ее хорошо можно рассмотреть — крохаль — попала в лунную дорожку и, словно не находя из нее выхода, плыла прямо к островку.

Однако совершенно неожиданно пришлось нарушить покой этой ночи. Из темноты вынырнула стая гусей, прогоготала о чем-то своем, ушла на короткое время в темноту и, захлопав крыльями, села под самый островок. После первого выстрела темный силуэт большой птицы сразу сник и остался на месте. Другой выстрел оборвал полет второго, взлетевшего, гуся.

Л. Попов

Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика