Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Рассказ «В краю песчаных барханов» (3)

Какое великолепное утро: безбрежен простор, непривычно глубокая тишина. Куда делись знакомые звуки сельской местности — стрекотание трактора, лай собак, петушиные сигналы времени, гул самолета в вышине. Здесь на многие километры вокруг нет никого, даже самолетные трассы проходят где-то в стороне. Тихо, безмолвно. Разве только черная, как грач, птица подаст голос на чистом вороньем языке. Вот еще одна неожиданность — здешние вороны вместо обычного серого платья носят черный грачиный наряд.

«Перекур» перед возвращением на базу. Игорь, местный житель, шевелит тонкой веточкой паука. Ба, да это фаланга, та самая, от укуса которой... Их здесь немало; и те маленькие паучки, которых я бесцеремонно смахивал с рук и одежды, когда сидел в кустах саксаула, — это тоже маленькие фаланги. Правда, говорят, они ядовиты только в жаркое время года.

И все-таки впереди нас ждала настоящая охота. В поисках дичи разбрелись кто куда.

Иду вдоль бархана. По ту сторону слышу, словно бы женщины белье полощут.

Сбрасываю кладь, осторожно ползу по-пластунски. Песок набивается в карманы, за пояс. Выглядываю из-за реденькой колючки и глазам не верю: на зеркальной глади сотни разноцветных ярких пятен — краснобаши. Кормятся, ныряют, гоняются друг за другом, поднимая серебряные брызги. Некоторые, совсем как домашние утки, расположились на берегу.

Забыл про ружье. В рюкзаке кинокамера с сильным телеобъективом — она сейчас нужнее. Ползу назад, потом с аппаратом снова наверх. Снимаю не спеша, с разными выдержками. Утки не подозревают о моем присутствии, радуются солнечному дню.

Долго еще лежал на теплом песке бархана и, любуясь птицей, радовался голубому простору неба, щедрому солнцу, радовался жизни. Так и не решился поднять ружье, чтобы нарушить сказку.

В прибалхашских степях раздолье всякому зверью и птице. На озерах много ондатровых домиков. Если сидишь неподвижно, зверьки подплывают совсем близко, не боятся. Вот с соседнего острова перелетел красавец фазан. Сел вблизи камышей и кормится совсем рядом, словно чувствует, что неуязвим: сидит на острове, хитрец.

Солнце клонится к закату и перестает греть. Чувствую, что опрометчиво вышел налегке, в одной рубашке. До базы километров восемь. Вспомнил, что не обедал, что ломтя хлеба с собой не взял. Да, пора возвращаться. Стоилотолько подняться, как кряковый селезень, заметив меня, свернул в сторону, но ходит кругами и с каждым витком все ближе. Посижу еще немного.

Возвращался в лагерь, когда солнце завершало свой дневной маршрут. Вокруг никаких ориентиров, кроме солнца. Куда ни взглянешь безбрежные песчаные барханы. Через полчаса село солнце. Быстро стемнело.

Иду не останавливаясь. Вдали бархан чуть повыше других. Поднимаюсь на него уже в полной темноте и тут где-то впереди слышу выстрел, второй... Волнующие охотника звуки, для меня они приятны вдвойне.

Незаметно пролетела неделя. Завтра — в обратный путь. Складываем немудреный скарб. Трофеи хорошие по десятку уток на каждого. Птица великолепная — вся в зимнем оперении, преобладают селезни. Десятки фотографий, слайды и несколько катушек кинопленки. Значит, еще не раз вместе с друзьями в Москве мысленно побываем на благословенных просторах Прибалхашья.

Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика