Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Из дневника охотоведа «По закону сердца» (2)

В озере этого острова живет Лозель (черт). Это он бросает ветер с полночной стороны, и листья деревьев желтеют и падают на землю. Он за три дня лето превращает в студеную зиму. Это черт с солнечной стороны посылает весенний ветер, и тают снега и льды, и летят на озера и реки нашей тундры птицы. Это он, Лозель, бросал сегодня ветер, чтобы закрыть нам дорогу.

Я сказал:

«Сырсая, стреляй раз и два, чтобы услышал Лозель и подумал: свои приплыли — и дал нам дорогу, остановил ветер».

Выслушав его, я рассмеялся...

— Пошто смеешься? — сказал строго Кальча.— Разве смех признак ума человека?
Во второй половине дня ветер стих. Озеро успокоилось. Погрузив багаж и собаку в ветку, поплыли к далеким островам этого огромного озера, состоящего из восьмидесяти озер, соединенных между собой протоками.

Вдали показались точки. Приблизившись, мы узнали: ветки охотников, которые были вооружены луками со стрелами и выглядели довольно внушительно.

Позже я узнал, что охота на уток с луком имеет свои преимущества: во-первых, не отпугивает птиц, во-вторых, избавляет от подранков.

Сопровождаемые охотниками, мы подплыли к острову. Жители поселка высыпали встречать нас. Их летние жилища — юрты, изготовленные из бересты, белели на берегу. Началось угощение рыбой. Кальче что-то докладывали. Он сказал мне:

— Будет суд, будем судить женщину.

— За что?

— Узнаешь!

Нас позвали в огромную юрту, раскинутую для собрания. В центре костер. В передней части юрты сидят старейшины, у входа — самые молодые.

Нас с Кальчей посадили рядом со старейшинами.

Тишина. Горит огонь, освещая смуглые, мужественные, торжественно-серьезные лица. В круг приглашена женщина. Глядя на нее, молодую, высокую, стройную, с лицом индианки, я невольно подумал: «За что ее судят? За нарушение долга жены?».

Выждав положенное время, старейший рода, у которого редкие волосы на голове давно уже из седых стали желтыми — признак, что он вступил во второе столетие, — строгим голосом произнес короткую фразу.

Кальча перевел.

— Он сказал: «Женщина, неужели кружка тебе дороже ребенка?» — и обратился к собравшимся: «Пусть скажет каждый, как в семье живут, как между собой ладят, как детей любят».

Молчание.

Наконец, один говорит:

— Мы с женой живем дружно и хорошо, детей любим. Я кончил. Пусть другие скажут...

Один за другим семейные люди, сидящие в юрте, произнесли такие же слова. Выслушав, старейший сказал:

— Слышала, женщина, как люди все дружно живут и все детей любят... Почему ты от торной тропы народа по болоту тундры пошла?

Женщина молчала...

Оказывается, в один из переездов с острова на другой четырехлетняя дочурка этой женщины попросила пить. Мать дала ей кружку. Девочка потянулась через край ветки за водой и выронила кружку, которая исчезла в бездонной глубине озера. Мать хлестнула девочку шнурком, что завязывают мешки. Люди увидели, возмутились: как могла мать поднять руку на ребенка?

— Неужели ей кружка дороже ребенка?

— Неужели у этой женщины нет сердца?

— Оно обросло камнем, как стенки котла, в котором долго кипятили воду...

Обращаясь ко мне, Кальча спросил:

— Эту женщину судят по закону и обычаю нашего народа. Как ты думаешь, это справедливо?

Я слушал и думал. Каким примером величайшей любви к детям и друг к другу является закон этих селькупов-охотников, живущих на глухих островах озера Лозель-То!

Люди молча курили, посматривая на женщину, «потерявшую человеческое сердце».

Я вышел из юрты. Лил дождь. Его дробные удары стучали в стенки юрты. Шумело озеро. Огромные волны накатывались на берег. Низко мчались лохматые тучи. Тысячи уток плавали около стойбища, не боясь людей. Здесь люди жили по закону сердца.

Б. Бакланов

Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика