Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Из дневника охотоведа «По закону сердца» (1)

Более трех тысяч километров пройдено нами. На легкой ветке (лодке), выдолбленной из ствола кедра, проплыли мы по глухим притокам реки Таз. В верхних течениях этих притоков никогда не был человек. Только звериные тропы проторены по берегам, да неисчислимые стаи птиц кружат над водой.

Со мной проводники: Кальча, селькуп по национальности, умный, с узкими глазами, в которых неугасимая хитринка, хороший, остроумный собеседник, прекрасно знает русский язык, и Сырсая, тоже селькуп, но с удивительно голубыми глазами. Это веселый, здоровый, неутомимый парень.

Сегодня должны достигнуть таинственного озера Лозель-То (Чортово озеро). Плывем по речке Толь-Кы. Много уток. Они, непуганые никем, скользят стайкой мимо нас, с любопытством посматривая на плывущую ветку. На дне ее лежат три утки — достаточное количество, чтобы сварить обед. Большего не надо. Для нас охота не забава, а необходимость.

— Лозель-то близко, — говорит Кальча, — всего два крика гагары. — Здесь нет километров, малые расстояния определяются по крикам этих птиц. Два крика — это четыре-шесть километров, ибо крик гагары слышен утром на два-три километра.

За поворотом низкого берега показалась синева огромного озера. Оно неспокойно, большие волны с белыми гребнями качают его поверхность. Я иду, разминаю ноги по пологому, пустынному берегу.

Волны яростно плещут, далеко бросая пену и брызги. Где-то, невидимые, стонут гагары. Огромные стаи уток кружатся над озером. В неспешном полете видны гусиные косяки и белоснежные лебеди.

Один за другим слышу два выстрела, удивленно оглядываюсь. Кто и зачем стрелял? В руках Сырсая ружье, из стволов которого идет дымок, относимый ветром. Патрон в таком пути дорог, каждый заряд — это наша пища: утки или гуси.

Подхожу. Спрашиваю, зачем стрелял? В глазах Кальчи исчезла хитринка. Взгляд строг и торжествен. Он смотрит на меня.

— Так надо, — тихо говорит он.

— Почему надо?

— Повернись к озеру и смотри, — приказывает тихо Кальча.

— Видишь вдалеке, на середине озера, землю?

Я вижу в далекой синеве усеченный высокий конус.

— Это остров, — говорит Кальча. — Полдня надо подниматься на его вершину. На середине острова озеро. У этого озера нет дна. Многие люди хотели измерить его глубину, но не могли. Связали десять ремней, которыми ловят оленей, — не достали, к десяти еще «привязали десять — и не достали. Тогда собрали все ремни всего народа, что жил на островах озера. Все люди собрались, связали сорок ремней, а каждый двадцать шагов, но все же не достали дна. Тогда старые люди сказали: «У этого озера нет дна», и все поверили.

Б. Бакланов

Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика