Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Из дневника охотоведа «Цена соболя» (3)

Я знаю — порой ты скучаешь по шуму городских улиц! Но, пробыв два года на Севере, побывав в сложных походах, приезжал в Уфу и вновь вернулся в просторы тайги. Если сильный и волевой человек побывает в тайге, он породнится с ней на всю жизнь. Тайга — источник силы для сильного.

Трещат деревья, лопаясь от мороза. Хочется прилечь, чуть-чуть, только на одну минуту, только на одну минуту забыться. Но это голос лукавого таежного шайтана. Опусти голову на пышную постель хвои под волну тепла — и мгновенно уснешь. Стою. Отхожу от огня, где холод, где густой белый холод. Он прохватывает сквозь тонкую фуфайку сразу всего, леденит плечи, грудь, спину. Задумчиво смотрю на огонь. Сейчас я — язычник, жрец огня. Огонь — это божество в белой пустыне, до краев заполненной морозом, густым, как студень, жалящим, жгучим.

Смотрю на застывшие мрачные деревья. В отблесках костра они протягивают лохматые ветви-лапы. Что им хочется? Погреть свои озябшие конечности или обнять дерзновенного, проникшего в тайгу, усыпить в своем ледяном царстве?

Смотрю на крупные яркие звезды, нависшие над головой, готовые обрушиться золотым ливнем на застывшую тайгу.

Смотрю на желтые ленты пламени и думаю: как велик ты, мир, и как дерзновен человек в своем стремлении проникнуть, познать, освоить тебя.

Пройдут годы, и по пунктиру наших следов придут люди. Найдут спрятанное в тысячелетнем безмолвии вековечной целины богатство. По нашему зову придут охотники-промысловики, ведь «мягкого золота» на этом огромном пространстве много, а сегодня мы должны взять первого соболя.

... Мои мысли прерывает резкий, металлический звон колокольцев. Казалось, вздрогнули исполины-деревья и серебряная снежная пыль покатилась по космам ветвей.

Вздрогнул и я. Спешу туда, где слышен звон колокольчиков. Темный клубок мечется в полотне обмета. Возвращаюсь с добычей к костру. Товарищ проснулся, смотрит на соболя:

— Хорош, темно-каштановый!

Я закурил. Любуюсь соболем и думаю: будет ли знать женщина, ласкаясь щекой о бархатистую нежность соболиного меха, где, когда и как добыт этот зверь?!

Б. Бакланов

Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика