Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Рассказ «Доброе имя охотника» (2)

Возмутительные случаи заганивания зверя на машине, ловли хапугами выводков «хлопуш», петли, поставленные на лосиной тропе бессовестным браконьером, приписали охотникам — всем без исключения, даже самым строгим блюстителям правил.

Как восстановить доброе имя охотника и развеять предубеждение против честной и законной спортивной охоты? Думаю, что это вполне возможно, и даже не так трудно, хотя бы из-за сложившегося веками сочувственного и справедливого отношения к «охотничьей потехе» русского народа. И более всего зависит от нас самих, охотников, для которых поле не поприще, где бы дать волю кровожадным инстинктам, и того менее — удобный случай, чтобы одобычиться и нажиться, а досуги, посвященные увлекательному спорту, где особенно вольготно проявиться хорошим и здоровым качествам человека, выдержке его и выносливости, бескорыстной преданности делу и главным образом совестливости его и внутренней честности.

Потому что в лесу охотник предоставлен своей совести: дурной его и незаконный
поступок, отступление от строгой охотничьей этики в этой обстановке остаются безнаказанными. Да и нет санкций для неэтичного поведения, но суд совести неизбежен, а у человека с ружьем в руках и правом им пользоваться она должна быть особенно чуткой.

Современному охотнику следует помнить, что ему, как особенно взысканному природой, открывающейся для него более чем для остальных, позволяющей приобщиться к своей сокровенной жизни, отведена роль ее первого оберега теля и друга. Он знает, что справедливы жалобы на повсеместное ее оскудение, что птицы и зверя, как и удобных урочищ, где бы им водиться, становится все меньше, и его долг — доказать, что правильно поставленная охота не только не наносит урона миру животных, но много способствует его сохранению и приумножению. Такая охота упорядочивает и регулирует дикую жизнь, выведенную из естественного равновесия наступлением цивилизации на природу. Известно, что там, где охотничье хозяйство хорошо организовано — угодья охраняются, за благополучием животных следят, строго придерживаются, не допуская исключения, сроков стрельбы и норм отстрела, — количество дичи год от году растет.

Об исключениях я упомянул намеренно. Случаи, когда местное начальство устраивает в охраняемых угодьях незаконную охоту, считая, что «дни покоя» и нормы не про него писаны, особенно вредят репутации охотников: все мы из-за них попадаем в разряд нарушителей и лиц, для отвода глаз толкующих о законах и охране.

И далее. Велика наша забота — отмежеваться от нарушителей, хапуг и разорителей природы, памятуя, что разница не в наличии охотничьего билета (большинство их теперь исправно выправляют), не во внешних признаках, а в пропасти, разделяющей наши этические представления о том, что можно и нельзя делать на охоте, в отсутствии в настоящем охотнике жадности, составляющей главный стимул хищника.

Все мы ценим удачный выстрел, в нем — венец поисков и волнений на охотничьей тропе, но мы не позволим себе проверить свою меткость и бой ружья на случайно пролетающей птице или настрелять дичи больше, чем положено. У настоящего охотника это должно быть в крови, как и предубеждение против стрельбы по не поднявшимся на крыло уткам или зайчонку. Он преследует только ту добычу, которая способна скрыться, уйти, перехитрить его,оставить «с носом». В легком трофее для охотника нет не только славы, но и удовлетворения. Признаюсь, что охотники, рвущиеся принять участие в «отстреле» лося, вызывают у меня некоторое предубеждение. Я имею в виду охоты на лося в местах, где он стал полуручным, допускает человека близко, где зверя находят наверняка и стреляют в упор...

Олег Волков

Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика