Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

«Повесть о собаке» (отрывки из повести) (13)

Возвращаясь, я немного заблудился и только в полдень разыскал ту поляну, где стрелял на рассвете. Нашел я и козла: он лежал в двухстах шагах от тропинки, по которой пробежал Старт.

Сняв куртку и закатав рукава рубашки, я принялся его потрошить. К шалашу добрался лишь часа в три. Выйти на охоту перед вечером у меня уже не было сил...

На следующий день после многих напрасных попыток мне все-таки удалось завести машину, и, попрощавшись с друзьями, остававшимися еще на несколько дней, я поехал за козлом.

Чудом добравшись до места, преодолев выбоины, лужи и ямы, я оставил автомобиль на дороге, закрыв в нем Старта, и пошел в лес. Дорога была неровной, а козел — тяжелым. Пока я дотащил его к машине, прошел почти час. До меня доносился вой пса, который, как всегда, злился, когда я оставлял его одного, но на сей раз я был спокоен — что-что, а выбить толстые стекла в кабине ему не удастся. Действительно, все его попытки были напрасны, а когда он меня увидел, то и злиться перестал. Я привязал козла на багажнике, открыл дверцу ... и остолбенел!

Внутри не было ни сидений, ни спинок. Старт сидел на груде обрывков новой обивки, волоса, пружин и ваты, отгрызая резиновый рант у окна...

На остатках автомобиля я приехал домой. Любимая женщина всплеснула руками:
— Хорошо же вы отделали машину!

— Мы! — горько промолвил я.

— А кто же? — наивно спросила жена.

Я оглянулся на виновника, но его уже не было: он успел удрать в столовую и разлегся на ковре.

— Не знаю, как его стеречь, — жаловался я жене. — Если так и дальше пойдет, этот чертов пес снесет у нас крышу над головой, подкопает фундамент или перегрызет стены.

Вопреки моим печальным пророчествам, Старт целые семь дней вел себя примерно. В конце этой недели к нам в гости приехал Метек. Он осмотрел Старта, похвалил и сказал, что пес будет, наверное, еще лучше Бима.

Я усмехнулся с сомнением:

— Что-то мне не верится!

— Почему? — спросил Метек.

Пришлось подробно рассказать ему обовсем, начиная энциклопедией и кончая злополучной историей с кротом.

— А потом он съел мою машину, — вздохнул я.

Метек снисходительно и в то же время недоверчиво кивал головой; тогда я показал ему остатки машины.

— Ничего, — заявил он. — Это может случиться в молодости с каждым псом.

— С Бимом тоже случалось? — горько съязвил я.

— У Бима был более живой темперамент, — ответил Метек. — Он съел мой парадный костюм и юбилейное издание Сенкевича за исключением второго тома — «Потопа»; разбил фарфоровый сервиз на двенадцать персон; передушил всех кур в радиусе километра; зимой в погоне за кротом раскопал водопроводные трубы, которые замерзли и полопались. А на первой охоте загрыз соседского пса и принес мне его вместо зайца...

— Но он же не изуродовал твою машину! — перебил я.

— Нет, — искренне признался Метек. — «Машину он не изуродовал, потому что у меня ее не было. Зато он распорол матрац на кровати и растерзал два кресла. Пес был тогда в первом поле, как твой Старт. А сейчас это чудесный товарищ и помощник на охоте, первоклассный друг, умная и хорошая собака. У Старта эти черты должны быть наследственными. — В эту минуту Старт вошел в комнату, рыча и пятясь задом. Он тянул за собой голубую штанину пижамы, которую не сумел целиком вытащить через дырку, прогрызанную в чемодане моего гостя.

Мы отобрали добычу, а Метек сказал:

— Сразу видно: из него вырастет замечательный пес!

Януш Мейсснер

Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика