Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

«Повесть о собаке» (отрывки из повести) (11)

Ничего из этого не получилось: уже через час Старт отыскал меня на берегу озера. На шее у пса висел оборванный поводок, нос кровоточил: второе окно...

Третье он выставил в Гижицке у врача, который его перевязывал, в то время как я вышел к машине залить воду в радиатор...

— Хороший пес, — сказал Ежи, когда мы тронулись в путь.— Верный и, главное, очень к тебе привязан. Только, слушай, Явуш, может, мы купим два-три квадратных метра стекла — ведь дальше его нигде не достанешь, а?

Я игнорировал это ехидное предложение.

— Посмотрим его в деле,— сказал я.— Тогда все шутки прекратятся!

Было темно, ветер шумел, играя с ветвями деревьев. Старт послушно шел у ноги, не старался меня обогнать и не проявлял особого возбуждения. Стоило мне остановиться, как он терпеливо усаживался и ждал, когда я тронусь дальше.

Начинало светать. Я выбрал выгодную позицию за невысоким кустом и уселся на пенек. Пес улегся рядом со мной и, казалось, дремал.

Прошло больше часа, пока окончательно рассвело. Вместе с пробуждающимся днем прилетели комары, и рой маленьких надоедливых мошек заплясал у меня над головой. Мне очень хотелось курить; минут пятнадцать я отважно боролся со слабостью, потом не выдержал и полез за сигаретой — все равно ничего не дождусь.

В эту минуту Старт вздрогнул и поднял голову, почуяв легкое дуновение, донесшееся со стороны низины, поросшей ольховым кустарником. Я положил руку на его спину, взял винтовку и прислушался. Внизу, с правой стороны, послышался характерный стук оленьих рогово ветки — звук шел к нам!

Я впился взглядом в то место, где начиналась едва заметная тропинка у заросшего болота. Старт дрожал всем телом и смотрел то на меня, то на эту тропинку. Я прижал его к земле и погрозил пальцем. Он притих, но я чувствовал, как напряглись все его мышцы. Затем на темном фоне зарослей обозначился силуэт оленя. Он остановился, осмотрелся посторонам, с силой втянул воздух. Свисающие ветки деревьев скрывали его рога, и пришлось выжидать, пока он сделает шаг вперед.

В горле у меня пересохло, сердце билось, как молот, а он стоял, как статуя, неподвижно, подняв голову, не шелохнувшись. Казалось, что прошла целая вечность (состоявшая, вероятно, из шестидесяти секунд). Наконец он повернулся и медленно пошел к центру поляны. Это был крупный четырнадцатилеток, насколько можно было оценить на первый взгляд.

Я медленно поднимал ружье, чтобы хорошо прицелиться и выстрелить наверняка, но даже не успел поймать его силуэт на мушку: внезапный лай вспугнул как оленя, так и меня. Я отскочил в сторону, а олень бросился вперед и немедленно исчез за стеной леса.

Януш Мейсснер

Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика