Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

«Повесть о собаке» (отрывки из повести) (5)

На ремешках у Метека уже больше часа болталось пять петухов; перед этим он подстрелил нескольких куропаток и, устав от долгого хождения с тяжелой ношей, решил немного вздремнуть у маленького костра, который, по его мнению, должен был отгонять надоедливых комаров. Толку от этого было мало, так как костер быстро потух, а храп Метека мог бы вспугнуть даже стадо слонов. В результате лицо Метека покрылось волдырями, губы опухли, глаза превратились в узенькие щелочки удивительно было, как он вообще что-то видит. И, несмотря на все это, он первый увидел гусей.

Стемнело рано, небо затянулось пеленой тонких облаков, предвещавших дождь. Показалась стая гусей, снизилась над озерами, сделала круг, облетела соседние поля и села в рожь.

— Есть!—крикнул Метек.— Теперь только бы подобраться поближе!

— Только бы!.. — машинально повторил я, впрочем, без малейшей надежды на осуществление этого замысла. Но в моем спутнике уже взыграла охотничья жилка.

— У вас есть патроны с крупной дробью? — спросил он.

— У меня только мелкая — на уток.

Ни у меня, ни у доктора крупной дроби не оказалось.

— Ничего не поделаешь, будем стрелять мелкой, — вздохнул Метек. — Мы с доктором обойдем рожь со стороны поселка, а ты, Януш, иди над берегом озера. Там есть стога — спрячься, а мы погоним их на тебя.

Мне этот план понравился. Я тихонько свистнул Цапу, и мы двинулись в путь.

Позиция была отличной. Любая нормальная птица должна была бы лететь в мою сторону, потому что за рожью начинался поселок. Слева стоял Метек, справа — Дзюнек, и лишь в направлении пруда птицам открывался путь. Это поняли все, только не гуси...

Они взлетели со страшным шумом и понеслись... прямо на доктора, который, увидев их, распластался на земле и выпалил мелкой дробью сразу из обоих стволов. Что ж, эта дробь не могла принести им никакого вреда; мне было жаль, что стрелял не я, но, в конце концов, ведь я тоже мог промазать.

И вдруг одна из птиц отбилась от стаи, начала хлопать крыльями, сделала «свечу» и рухнула вниз! Цап не выдержал, помчался вперед, а доктор с торжествующим воплем вскочил, и между ними разыгралась схватка — кто первый поднимет упавшую птицу. Они добежали к ней одновременно и начали тянуть, каждый к себе, упираясь ногами и топчась на месте. Доктор кричал и ругался, Цап рычал, перья летели во все стороны, а Метек и я, глядя на них, умирали со смеху. Наконец, победил Цап: он подался вперед, потом внезапно рванул к себе, и птица выскользнула из рук доктора. Цап отскочил, перехватил гусыню поудобнее и характерной трусцой направился ко мне, виляя хвостом, в восторге от сознания хорошо выполненного долга.

Януш Мейсснер

Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика