Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Рассказ «Урюм» (4)

Не доезжая нескольких десятков сажендо стойбища, мы услышали потенькивание мелких колокольчиков от пасущихся орочинских оленей, затем навстречу вылетели туземной породы собаки, которые готовы были загрызть нас на лошадях, и, наконец, перед самым уже стойбищем появились орочонские ребятишки — грязные, заскорузлые, закоптелые и совершенно голые, несмотря на то, что лесной овод не давал им покоя, и они отбивались от него ветками и ручонками, а с их ребячьего тела местами все-таки сочилась кровь из прокусанных ранок и, смешавшись с грязью, бежала ручейками или засыхала в виде оспенных пузырьков. Но вот и стойбище. Две орочонские летние юрты стояли друг возле друга, и в них копошились женщины. Юрты, покрытые особо приготовленными берестяными пластами, дымились своим вечным огоньком и как-то Неприветливо смотрели на нас, хотя уже и знакомых с их обиходом. Зимою те же юрты покрываются выделанными звериными шкурами, а берестяные летние покрывала скатываются в вальки и хранятся в сайвах, т. е. особых помещениях, кладовых, так сказать, которые рубятся на деревьях из нетолстых бревешек и делаются в тех местах, куда весною намерены прийти их хозяева. В сайвах же орочоны складывают все лишнее и некоторые запасы, чтобы не возить с собой на оленях, а в случае надобности оставленный запас выручает их в нужные минуты тяжелой бродячей жизни. Тут оставляются меха, половинки (выделанные шкуры на замшу или лосину), кукура (вяленое мясо), сушеная рыба, порох, свинец, чай, посуда, винтовки и прочие принадлежности их бытия. Сайвы плотно закрываются и закрепляются так, чтобы ветром не могло сорвать с них крыши, а рубятся они на деревьях, аршина 4—5 от земли для того, чтобы пакостливый медведь или росомаха не могли достать запасного магазина и попортить хранимое.

По обычаю орочон, всякий нуждающийся в случае какой-либо крайности, может вскрыть оставленную на произвол судьбы сайву и взять из нее что ему нужно — это ничего, но обязан положить за взятое что-либо поценнее или одной стоимости. Но сохрани того господь, если взявший поступит иначе: - плохо закроет сайву, положит в обмен вещь меньшей стоимости или украдет. Тогда неминуемая месть и жестокая кара падет на главу обидчика от хозяина, который рано или поздно непременно отыщет виновника и жестоко накажет. Тут обыкновенно меткая пуля мстителя оканчивает судьбу похитителя; или только по особомусмягчению обиженного он берет у вора, что ему вздумается без всякой апелляции со стороны последнего. Тут не оправдывается и естественная смерть обидчика — поплатятся одинаково семья или родные умершего.

Хотя я и уклонился от цели своего рассказа, но все-таки скажу еще несколько слов о том, что орочоны приготовляют летние покрывала из бересты так прочно, что они служат им десятки лет и составляют лучшую защиту от дождя. Береста снимается вовремя, умело очищается и как-то проваривается, отчего она делается мягкой, как кожа, и уже не ломается и не дерется. Она кроится на известной формы куски, которые и сшиваются между собою жилками (нитками из звериных и оленьих мышц и сухожилий), а края подгибаются и оторачиваются какой-либо плотной материей (дабой преимущественно) или той же выделанной берестой. Мне случалось находить в лесу давно брошенные куски берестяных покрывал, и швы их были настолько крепки, что разорвать их почти не представлялось возможности и скорее продираласьиструхшая береста, чем чахлый шов из жилки.

Автор А. Черкасов


Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика