Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Охотник и его собака (5)

Наслаждение охотой, доставляемое хозяином, в наибольшей степени привязывает к нему собаку, притом тем крепче, чем чаще и успешнее он с ней охотится. Особенно горяча ее любовь к хозяину, если он сам ее натаскал, научил в полной мере использовать заложенные в ней способности. Такие собаки часто бывают однолюбами, не желающими работать для кого-либо, кроме хозяина. У моего сына, Ярослава Сергеевича, было два пойнтера — отец и сын. Со стариком Грином мог охотиться и я и мой внук; собака шла с каждым из нас, если разрешит Ярослав. Забавно было видеть, как Грин, когда я, взяв ружье, зову его с собою, смотрит на хозяина, ожидая указаний.

Младший Чок — однолюб. Он целое лето жил у меня щенком, от меня усвоил начатки дрессировки, несомненно меня любит, приветствует мой приход, не раз сын и я охотились с ним вдвоем. Все же со мною он ходить не станет: едва освободившись от поводка, умчится искать своего настоящего хозяина. Правда, мы ссыном живем врозь, но моя Шкода тоже никого, кроме меня, не признавала, не работала ни для отца, ни для братьев, а жил я тогда вместе с ними. Другие же наши собаки — папина Дайда, затем мой Мордан, потом папина — Нэпси — безотказно шли с любым из членов нашей семьи, хотя все они знали своего основного хозяина и без него работали не так хорошо.

Встречаются, хотя и не часто, собаки, всегда готовые добросовестно обслуживать временного хозяина. Не буду ссылаться на гончих: почти каждая из них без колебаний последует за любым, кто идет с ружьем в лес. Вспоминаю только собаку моего учителя и большого друга отца Леонида Ивановича Левченко. С Нормой, английским сеттером, мог охотиться всякий, кто был ей сколько-нибудь знаком. Думается, что зависело это не только от весьма покладистого, мягкого характера собаки. Она, конечно, очень скучала без охоты, которая была для нее не частым удовольствием. Леонид Иванович предпочитал ходить с другой своей собакой, пойнтером, так как Норма ему казалась недостаточно темпераментной. «Нет огня!» — говорил он. Я не видел этого пса на деле, по словам же отца, он работал значительно хуже Нормы и именно от избытка темперамента. Но — кому что нравится!

Известен мне и такой случай, когда собака признала хозяином совершенно незнакомого человека, как только поняла, что он охотник. Один из работников Беловежской Пущи купил в Бресте взрослого спаниеля и привез его в заповедник моему сыну. Собака была несомненно либо краденая, либо отставшая. Ее продали за гроши — «на пол-литра». Сын распорядился дать объявление в газету и по радио, а пока взял песика к себе. Едва его втащили в дом, он, принюхавшись, перестал сопротивляться и, увидев на стене ружье и всякое охотничье снаряжение, начал ласкаться к сыну, ходил за ним по пятам. На объявление никто не откликнулся, и спаниель остался в Пуще, получил кличку Томми и оказался опытной, хорошо работающей собакой. Сыну он не был нужен и вскоре перешел к другому охотнику, с которым также без труда поладил.

А бывает и так: хозяин не любит собаку, мало заботится о ней, груб и незаслуженно жесток в обращении, но много охотится, и она ему верно служит. Однако если дело касается легавой собаки, то, как правило, такой, которую охотник получил уже готовую, втянувшуюся в охоту, и ее охотничья страсть преодолевает все. Но человек жестокийсам не подготовит себе хорошую легавую — не сможет натаскать ее.


Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика