Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Рассказ «Чермальское пепелище» (10)

Но ведь Виктор-то диабетик! Ему нельзя даже в рот брать сладкого, он носит с собой шприц и каждый вечер делает себе укол инсулина. Даже в нашем чуме на сгоревшей базе он кипятил шприц и кололся. Мне вспомнился его рассказ о том, как однажды в тайге ему пришлось нарушить режим, а в результате он упал в обморок возле самого зимовья. Волосы поднялись у меня дыбом. Как же я мог своей рукой налить ему это окаянное какао? Зачем только он его пил?! В этих краях очень сложно найти фотографа на свадьбу из киева, но все таки мы здесь.

Наконец-то начало светать. Наскоро собравшись, я побежал в сторону Барбаты искать следы Виктора. Он хотел идти к бывшей стоянке сборщиков ореха — там должна быть моя тропа. Беда в том, что снег очень давно не выпадал, а все мы — и Виктор, и Петя, и я — обуты в одинаковые резиновые сапоги. Трудно различать следы, вся ближняя сопка истоптана. К тому же мне как следопыту не тягаться с ДерсуУзала — глаза-то есть, а «посмотри» нету. Решил идти к Барбате прямиком, обрезать там след Виктора, как охотники выслеживают зверя. Кое-как пробрался через завалы, миновал хребтик между Чермалом и Барбатой, вышел к стоянке шишкарей и убедился, что Виктор здесь не был. Никаких следов. Где же искать его, куда податься?

Прошел по Барбате вверх, собака белку облаяла. Надо стрелять, все-таки пища, в зимовье уже ничего нет. Поднялся на сопку, сел на валежину отдохнуть и вдруг услышал гул вертолета. Да вот он, тянет, словно вальдшнеп, прямо над Чермалом. С водораздела мне видно, как он начал спускаться на базу геологов, мотор затих, а минут через десять загудел снова, подался МИ-4 куда-то дальше. Спустя два часа, когда я вышел на Чермал, этот же вертолет прошел в обратном направлении, держа курс на Комсомольск.

Ясное дело — продукты нам на базе бросил, надо за ними идти, а то уж ноги таскать трудно. Может быть, Виктор вчера приблудил, заночевал в тайге, а теперьуже дома? И так четко мне представилось его возвращение, что я глазам не хотел верить, подходя к пустой холодной избушке...

Первая мысль была — бежать на кордон, сообщить людям, звать на поиски. Вот прямо сейчас, не раздеваясь, не отдыхая... Нет, погоди, подумай. Пока дойдешь до кордона, а ведь там ни телефона, ни рации, значит, надо бежать в Даппы: звонить, бить тревогу, собирать людей — это сколько времени займет? А если снег завалит следы, тогда что? Надо думать трезво, не паниковать. Или Виктор где-то бродит — тогда нужно ждать, или... помощь ему уже опоздала после первой же морозной ночи. Но в любом случае ты в ответе за напарника, тебе и надо его искать самому, а не бежать за помощью. Панику поднять недолго, но лучше сперва здесь разобраться. Значит, надо печку топить, варить чего-то себе и собакам, коротать ночь, а наутро действовать.

Утром я оставил в зимовье такую записку: «Внимание! Всем, кто сюда придет! В. И. Голубков, директор Комсомольского заповедника, ушел из этого зимовья утром 10 ноября на речку Барбату и не вернулся. Его следов на Барбате нет. Выхожу на поиски. Возможная версия — Виктор страдает диабетом, режим нарушен неправильным питанием, он мог упасть в обморок и замерзнуть. Прошу не затаптывать следы, не ходить на ближнюю сопку, ждать моего возвращения. Продуктов в зимовье нет, кроме НЗ — горсть сухарей и банка тушенки. Не трогать! Есть чай и соль. На чердаке — остатки кетины собакам. Вернусь вечером. Ф. Ш.».

Автор Феликс Штильмарк


Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика