Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Рассказ «Чермальское пепелище» (5)

Петя таскает дрова, весь он перемазан сажей, а на собаку просто страшно смотреть — в ней ничего не осталось от холеной городской лайки, получавшей когда-то награды на выставках. В наступившей темноте обозначаются новые очаги огня. Метрах в ста от нас огромной свечой горит сухая лиственница. Огонь пробился по дуплу, и вершина дерева теперь пылает, словно газовый факел. Мы видим, как падают вниз горящие кусочки коры, на сотни метров вокруг ветер разноситсверкающие искры. От них может загореться трава далеко отсюда, вот почему даже широкие реки не преграда пожарам. С двадцатиметровой высоты при каждом порыве ветра сыплются снопы искр — какой зловещий фейерверк! Если ветер повернет к нам, вспыхнет трава, где лежат вещи. Значит, спать нельзя, надо дежурить по очереди...

От усталости мы уснули оба, костер прогорел и погас; ночь была сравнительно теплой, несмотря на северный ветер. Проснувшись, я уже больше не спал, обдумывая дальнейшее. Что же делать?

Придется идти в обход сопок по марям и пробиваться вверх по Чермалу вдоль реки, где меньше завалов. Надо выяснить судьбу чермальских кедровников, если же они сгорели, весь наш план рушится. Первоочередная задача — найти зимовье и ждать там Виктора, а потом идти на охотничью базу, где вертолет должен выбросить мешки с продуктами.

Мы вернулись к месту высадки, еще раз перебрали рюкзаки, оставив часть взятых с собою продуктов (ведь может случиться, что зимовье сгорело, тогда планы изменятся), и настроились на походный лад. Ходьба по кочкарниковым марям очень трудна, но зато здесь нет завалов. Пусть даже несколько дней мы будем брести до избушки — другого пути сейчас нет. Кое-где нам попадались звериные тропы, немного облегчавшие ходьбу. Мы пересекли основную марь и двинулись краем леса, минуя горящие завалы. «Краем мари и гари», — невесело пошутил Петя. Ничего живого не встречалось нам, только изредка пролетали вороны, одинокие кедровки или сойки.

Под вечер мы вышли к Чермалу — таежной речке шириной пятнадцать-двадцать метров, с медленным течением и желтоватой, водой. Даже прибрежная урема, все болотца и заводи Чермала были пройдены пожаром, вместо живых веток всюду торчали обгоревшие прутики, топорщились унылые черные кочки.

— Сегодня надо сделать такой костер, чтоб горел всю ночь, — предложил Петя, и я заметил, что парень здорово устал, осунулся, глаза провалились. Не зря Арсеньев призывал: «Не ленитесь отдыхать» — это первое правило в трудном походе, иначе сил не хватит. Но выспаться спокойно не удалось — снова ночью поднялся сильный ветер, слышался какой - то гул (Петя уверял, что близко идет поезд!), вновь горела неподалеку сухостоина. Потом моя Ветка начала лаять на дерево, и при свете фонарика мы разглядели пушистую летягу.

Где-то неподалеку с грохотом рухнулодерево, за Чермалом по склону мелькали огненные блики. Неужели пожар пришел сверху от Маномы и Чермал сгорел? Тогда напрасен наш поход, весь путь пройденный и предстоящий.

Автор Феликс Штильмарк


Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика