Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Рассказ «Чермальское пепелище» (3)

Под утро я вышел на крыльцо и внезапно ощутил почти неприметный вкрадчивый дождик. Вскоре он разошелся, и ничего не могло быть тогда для нас радостнее, чем этот холодный, обычно такой унылый осенний дождь с мокрым снегом. Вскоре рассвело, крыши домов были мокрыми, капли бежали по бревенчатым стенам и чем сильнее расходился дождь, тем больше веселились люди. Чувство радостного облегчения овладело ими. Сберегли, отстояли поселок, молодцы даппинцы! И хотя борьба с огнем еще не закончилась, в поселке царило праздничное ликование.



Нам тут же дали машину, чтобы добраться до Гурского кордона. Ехали опять через пожар, но утренний дождь и снег порядком его усмирили. Кое-где дорогу пришлось расчищать от завалов, однако добрались довольно быстро. На кордоне и встретился со старым своим знакомым — Иваном Ивановичем Полетаевым, бывшим лесничим, старожилом и знатоком этих мест. Он пенсионер, держит на Гуре хорошую пасеку, в избушке у него чистота и порядок, во всем чувствуется особая солдатская сноровка и дисциплина. Постарел, стал, кажется, чуть ниже ростом, немного ослаб зрением, но по- прежнему деятелен и энергичен. На весь вечер хватило нам разговоров, пока усталость от предыдущей ночи не сморила меня, к огорчению разговорчивого хозяина.



— Я оставил лесничество сплошь зеленым, — кричал он, бегая по комнате, — а они его за три года сожгли, нынче вон даже Борхи захватило, никогда там пожаров не было. Какой же это лесник, если он с пожаром справиться не может? Где же наша техника пожаротушения, где наука? В космос летаем, а тайга у нас горит! Пожару нельзя поддаваться, его всегда можно осилить, повернуть, перехитрить. Ну-ка, попробуй сюда пожар сунуться, да я его с одним РЛО одолею. Пущу встречный огонь, остановлю на дальнем рубеже, не дам ему развернуться. С пожаром нужно говорить на «ты», а они с ним миндальничают...



— А Чермал не горел, не знаете? — спросил я.



— Точно не скажу, но вроде левобережье Гура не горело. Вы смотрите, ребята, если на Чермале возьмется гореть, так тогда только в речке спасайтесь. Такая тайга займется — не скоро погаснет. Правда, теперь намочило, пожарам конец.



Наутро егерь заповедного участка Василий Кузьмин повез нас на моторной лодке к устью Хунгелы, откуда мы хотели идти к избушке напрямик через сопки. Я хорошо помнил, какие прекрасные кедровники росли между Чермалом и Хунгелой, душа радовалась при мысли о скорой встрече с ними. Беспокоила только мысль о пожаре. Но во время плавания по Гуру у нас создалось впечатление, что пожары не затронули чермальскую (левую) сторону Гура.



Нелегко поддаются тугие струи реки нашему «Ветерку». Гудят перекаты, у залома едва не зацепили коряжину, черпанули бортом воды. На отмелях то и дело видны отметавшие икру лососи. Очень много погибших рыб прямо в воде, некоторые из них совсем светлые, недавно пришедшие с Амура. На одной из отмелей, где лодку приходится вести бечевой, Кузьмин вытащил из воды приткнувшуюся у берега кетину, надавил ей на брюхо — ударила красная струя икры.



— От дыма угорела, что ли? Очень много нынче такой вот неотметавшей погибшей рыбы, — заметил егерь.



Автор Феликс Штильмарк


Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика