Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Рассказ «Чермальское пепелище» (2)

В ту осень я задержался на Гуре, жил у охотника-удэгейца Петра Амулинка, чей домик стоял невдалеке от устья Чермала. Помнится, на маршруте между Чермалом и речкой Хунгелой однажды довелось видеть свежие следы крупного тигра. Амулинка— пожилой, неторопливый таежник, всегда приветливый со своими многочисленными гостями — рассказал мне, что тигр каждую зиму приходит со стороны Анюя, давит кабанов в лесах по речке Белачи и возвращается назад, на Маному.

Потом я уехал с Дальнего Востока, но по-прежнему каждую осень встречал в тайге. С возрастом нас тянут уж не новые, а знакомые края, и я все чаще мечтал о встречах с быстрым капризным Гуром, его прибрежными скалами и тихими протоками. В 1969 году Хабаровский крайисполком вынес решение о создании филиала Комсомольского заповедника в низовьях Чермала площадью 10,5 тысяч гектаров, а через семь лет мне предложили провести осенью специальные обследования на Чермале, чтобы выяснить возможность расширения заповедного участка. Надо ли говорить, с какой радостью я согласился!

Готовясь к поездке, порылся в столах, нашел старые дневники и письма. Больше всего сохранилось писем от моих наставников в период работы на Дальнем Востоке — ботаника Андрея Петровича Нечаева и зоолога Гордея Федоровича Бромлея. Чего только в них нет: и сугубо научные рассуждения, и дружеские советы, и просто житейские новости. Как странно видеть недавнее прошлое из дня сегодняшнего... Многое изменилось с той поры, полностью обновился состав работников заповедника, умерли Иван Максимович Власов, опытный лесник Максим Иванович Юдин, старики-удэгейцы Петро Амулинка и Федор Канчуга... Директором заповедника стал охотовед Виктор Иванович Голубков — его-то и приходится ждать теперь в избушке на Чермале...

Вдвоем с лаборантом Петей Барановым, высоким невозмутимым парнем, мы приехали из Москвы сперва в Комсомольск, а затем на станцию Селихино. Нам предстояло попасть в поселок Даппы, а оттуда — наГурский кордон, расположенный недалеко от устья Чермала вблизи заповедного участка. Это был исходный пункт намеченного нами похода. Путь от верховий Чермала составлял более ста километров, и мы договорились с руководством Комсомольскогоохотпромхоза о заброске вертолетом мешков с продуктами на охотничью базу, расположенную в среднем течении реки. На этой базе летом обосновались геологи из Хабаровской комплексной экспедиции, там была постоянная вертолетная площадка. Но все осложнилось тем, что в ту сухую осень в приамурской тайге разбушевались лесные пожары.

Леспромхозовский автобус лихо мчался по дороге в Даппы буквально сквозь огонь, вплотную подступивший к поселку. В ту тревожную ночь никто в Даппах не спал. Лесорубы и лесники держали оборону, не пуская огонь в поселок. Женщины дежурили возле домов у заранее приготовленных бочек с водой, следили, чтобы не занялся пожар от случайно заброшенной ветром искры. Кое - как разыскал я знакомого охотника, дом его стоял на самом краю поселка, из окна виднелось над тайгой зарево и даже у самого огорода горела куча сброшенных когда-то с лесовоза бревен. У соседа загорелся сарай — его тут же потушили. Всю ночь рычали бульдозеры, шли сквозь дымную мглу какие-то машины, сновали взад и вперед утомленные встревоженные люди. Вещи в доме были сложены в узлы, и хозяйка ругала родственников, которые сами уехали, а ей не помогли. Обсуждали, не зарыть ли вещи на огороде.

Автор Феликс Штильмарк


Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика