Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Рассказ «Потомок варваров» (13)

— Игнат Васильевич, мириться с тобой пришел, — как можно приветливее сказал Горюн. — Если обидел, то не принимай близко к сердцу. Против тебя плохого не имею, поверь.

Опустившись рядом, Горюн дружески обнял инвалида. Ощутил под рубашкой не тело, а форму из железа. Игнат отстранился, не резко и решительно, но дал понять, что нежности сейчас ни к чему. Неловкость Горюн почувствовал и предложил:

— Давай завтра вместе сходим на охоту. Ты, говорят, глухариные места знаешь. Или охотишься на мошников только на токах?

— Пошто теперь стрелять. У всех маленькие.

— Брось скрытничать, Игнат Васильевич. Я не принципиальный зануда и не трепач — из-за меня неприятность не схлопочешь, можешь не опасаться. Понимаю, почему к нам так относишься и не осуждаю. Но ты и нас пойми. На Север едем, в нашей средней полосе не охота — слезы. И путевки надо брать, а не очень-то дают. Хочется хоть раз в году отвести немного душу.

— Сентябрь наступит — тогда охотьтесь, разрешат.

— Так в сентябре — заморозки по ночам, дожди, приятного мало сидеть в байдарке и погоду проклинать. Август — самый подходящий месяц. Молодняк уже на крыле, холодов нет, загорать, купаться можно.

— Все равно нельзя. Грамотные вы. Душа почто дадена? Жить все хотят. А вы? От жиру все, от баловства.

— Много мы не настреляем, можешь не опасаться. Попадаются, конечно, живоглоты, так сам готов башку таким скручивать. Недели две назад встретил одного: хвастал перед девицами, как хлопунцов в июле стрелял, ими кормился. Чуть в морду ему не двинул. Я сторонник разумных пределов. Когда был молодым, тогда считал, что вернуться с добычей — заслуга. На Земле Франца-Иосифа довелось поохотиться. Дорывался лишь вначале, потом чаще всего бродил с ружьем просто так. И сейчас стреляю не во что попало. За неделю похода добыл всего двух крякв. Разве этим навредил кому? Не подстрелю я, подстрелит кто-нибудь другой.

— Если каждый подстрелит двух, что останется? Вас тут проплывают сотни за лето. И по другим речкам тоже. Молодого селезня от утки сейчас не отличишь. А маленькие пропадают без матери!

— Мамашу-утку сразу узнаешь — даже не взлетает сразу, старается от выводка увести, — уверенно сказал Горюн. И тут же вспомнил, как три часа назад палил по крохалятам, а потом был готов уничтожать и глухарят, и тетерок, лишь бы вернуться с добычей.

Автор Евгений Кузнецов


Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика