Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Рассказ «Потомок варваров» (12)

— Как же так? Одностволку он имеет. Сам из нее час назад стрелял. Ружья позволяют держать только с разрешения милиции. А ему получать разрешение ни к чему, чтобы не догадывались о его деятельности.

— Но сейчас ведь издали законы о природе, — вмешался Никита.

— А ты лучше помолчи. Турист!—с неприязнью перебил Горюн. — Свое мнение надо иметь, а не плясать под дудку каждого.

— Я не пляшу, почему ты так решил. Но ты напрасно, по-моему, нападаешь на Игната Васильевича. Может, охотники сейчас такие, как ты говоришь, я не знаю, но ведь Игнатий Васильевич потерял ногу, это могло повлиять. Я вот читал...

— Не смеши. Ногу потерял и стал чувствительным?

— Но я читал рассказ. В нем...

— А я говорю, что ваш Игнат Васильевич лишился ноги по пьянке.

— Не будь сволочью.

Это сказал Серега. Его карие глаза мрачно блестели.

— Что-о? — спросил Горюн. Отложив миску, он стал медленно подниматься с бревна. — Повтори.

Тонкое тело Сереги напряглось пружиной. Продолжая сидеть, он походил сейчас на быструю и злобную ласку, которая размером с мышь, а тронь — способна вцепиться.

— Горюн, Сережа! Да что вы, ребята! — засуетился Никита.

Горюн так толкнул его, что тот отлетел от костра на несколько метров.

Тошно сделалось Горюну. Противны товарищи, да и не было их. Оба чужие. И сам себе противен. Что доказал, распространяясь о вольном духе? Действительно хотел оправдаться. И чего в итоге добился? Лишь убедил Серегу, что такие, как Горюн; — хуже варваров. Может, вольный дух действительно сидит почти в каждом, но голова-то на что человеку дана! Перестрелять, уничтожить — проще всего.

Настроение от таких мыслей — хуже придумать трудно. Забыть бы сейчас о споре с Серегой, о том, как впустую бегал с ружьем за утками, тонул в болоте, с позором вернулся, страдал в палатке, подозревая, что над его неудачей злорадствуют.

Горюн зашагал к избушке по натоптанной тропинке. Свет костра вначале высвечивал ближние деревья, потом затонул в ночном мраке, приходилось двигаться наугад, ноги путались в траве, местами полегшей. Одноногий сидел на полатях, отвязанная деревяшка приставлена к стене. Спать намеревался. От вторжения Горюна замотался язычок коптилки.

Автор Евгений Кузнецов


Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика