Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Рассказ «Потомок варваров» (9)

Самочувствие такое, будто вместо тела отбитый кусок мяса. Зато слух почему-то обострился, и Горюн слышал, как возле костра мирно разговаривали. Инвалид диковато похохатывал. Ребята его не сторонились. Не оправдались прогнозы Горюна. Было обидно понимать, что ребята приняли в свою компанию постороннего, а Горюн в одиночестве валялся сейчас в палатке. В который раз сожалел, что связался сМалознакомыми парнями. Так получилось. Приятели, с которыми договаривался, не смогли пойти в поход по разным причинам, хотя о летнем отпуске разговор вели с весны. Менять свои планы Горюн не захотел и отправился в турклуб. Познакомился с Серегой и Никитой — тоже искали для похода компаньона. Кто же мог предположить, что Никита окажется парнем слабохарактерным, а Серега — студент биологического факультета — лишь при знакомстве покажется тихим и застенчивым, а затем начнет утверждать свои принципы, с первого же дня портить Горюну настроение. Похоже, что его, Горюна, подло обманули, даже хуже — предали, бросили, к тому же насмехаются. Терпел, терпел, продолжая травить себя мыслями, и не выдержал: вытащил из рюкзака тренировочный костюм, кое-как натянул — руки до сих пор повиновались плохо — и направился к костру, толком не зная, что предпримет.

Одноногий в это время уковылял в темноту, к избушке. До нее от костра метров пятьдесят, построили почему-то не на берегу озера, а отодвинули в лес. Ребята заметили товарища и как по команде замолчали. «Значит, точно, говорят обо мне». Никита с готовностью подвинулся, освобождая на бревне место. «Суетится неспроста». На глаза попалась грязная миска. Горюн зло пнул ее.

— С какой стати даете жрать каждому встречному?

Громко сказал. И из избушки, в которой находился теперь инвалид, долетел звук упавшего и покатившегося по полу тяжелого предмета.

— Тише! Зачем ты так?—испуганно прошептал Никита, косясь в темноту.

— Пускай слушает, ему полезно.

А Серега только враждебно зыркнул глазами — не глаза, пистолетные дула — и на губах появилась презрительная улыбочка, словно молодой напарник не считал нужным спорить, разговаривать. Эту улыбочку Горюн не мог терпеть. Сполоснув миску горячим чаем, вывалил изкастрюли остатки каши и только тут ощутил: голоден, как волк зимой.

— Горюн, так что с тобой приключилось?

Наверняка Никита стремился нарушить тягостное молчание, наверняка догадывался, что Горюн не станет рассказывать, как умудрился превратиться в оборванца... Стучала ложка, выгребая из миски калории.

— Ты из дичи что-нибудь видел? Игнат Васильевич говорит, что здесь много рябчиков и глухарей. (Это он одноногого уважительно величал по имени и отчеству. Ха!)

— А твой Игнат Васильевич не сообщил, что он перебил здесь всю дичь к едрене матери?

Автор Евгений Кузнецов


Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика