Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Рассказ «Потомок варваров» (8)

От слабости и пережитого трясло, стоять вначале не мог. Страх все еще застревал в душе, и хотелось не рисковать, вернуться назад к гриве, на которой охотился, но понимал: заблудиться в темноте легко, разумнее выбраться к озеру по зимнику. Осторожно потыкал стволами ружья почву впереди себя и выяснил: бревна лежат под правой колеей, а под левой их почему-то дальше нет. Решился и пополз по бревнам на четвереньках. Потом осмелел и поднялся. Ощупывал босой ногой настил, прежде чем сделать следующий шаг: хватит легкомыслия, урок хороший получил. Наконец осталась позади предательская трясина, бревна перестали покачиваться, не затягивал их торфянистый кисель. Спасся Горюн!

До леса добрался. Одежда противно липла, холодила, воняла болотом, висела тяжестью, мешая движениям; снять ее и отжать не было сил. Спички не взял и о костре мог только мечтать. Нужно торопиться, пока не окоченел, пока под матерыми елями копошились остатки света.

Каждый шаг причинял мучительную боль. Оказывается, Горюн не только содрал ногти с пальцев, но и повредил бок. Ничего, самое страшное позади, теперь Горюн стиснет зубы, а будет тащиться, такой у него характер.

Впереди послышались призывные крики. До озера с километр, не больше. Конечно, позорно, что Горюна искали. Сейчас не до тщеславия.

Над засыпавшей тайгой раскатился выстрел. Стреляли из одностволки инвалида, больше не из чего. Горюн попробовал отозваться, так голоса своего не узнал. Тогда прочистил прутом ствол и выстрелил тоже, благо имелось несколько патронов в металлических гильзах, капсюли залиты парафином, сутки могут лежать в воде.

Когда наконец-то за елями высветился костер, у Горюна сил оставалось на слабый бросок. Навстречу устремился обеспокоенный Никита.

— Что случилось? Мы волнуемся...

Не договорил, разглядев товарища, — без сапог, едва на ногах держится.

Не отвечая, Горюн потащился к палатке. Видел, что инвалид темным пнем торчал возле огня. Там же Серега сидел на бревне, спокойно ворошил палочкой угли, будто судьба товарища нисколько его не интересовала. Недавно он тоже призывно кричал. Сейчас, похоже, снова пробудилась в нем прежняя антипатия к Горюну, может, даже злорадствовал, только считал неудобным свои чувства откровенно выказывать, поэтому вроде его внимание занято костром.

Прежде чем заползти в палатку, Горюн стянул с себя мокрую, вонючую одежду, залез в озеро, хотя колотил озноб. Обтерся кое-как полотенцем, которое заботливо подал Никита. Забраться в спальник не хватило сил и завалился сверху, нашарил соседний спальник, натянул на себя и затих.

Никита не успокаивался, суетился, светил фонариком, пока Горюн не послал его куда подальше. Но все равно Никита вскоре вернулся.

— Горюн, пойдем ужинать. Мы с семи часов ждем тебя. Воду в котелок подливали несколько раз.

— Да иди ты...

Автор Евгений Кузнецов


Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика