Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Рассказ «Потомок варваров» (2)

И пока Никита двигал туда-сюда ногами (рулевые веревки тянулись к его ступням), Горюн, мощно загребая правой лопастью, повернул байдарку в нужном направлении. Рассекая воду, лодка наехала узким носом на песчаную отмель. Горюн поднялся в рост и прыгнул, стараясь не замочить кеды.

— Ну, что же, надо осмотреться. Место для стоянки вообще-то подходящее. С местным, жителем познакомимся заодно, — сказал он, хотя, честно говоря, не было желания располагаться на ночлег рядом с человеком, который вряд ли отнесется к пришельцам приветливо.

Ружье на всякий случай прихватил, перекинул через плечо и валкой походкой, умышленно не спеша, направился к инвалиду, забираясь на косогор по тропинке.

— Здорово, дед! — издали крикнул.

Вместо ответа одноногий неожиданно расхохотался. И такого смеха Горюн в жизни не слышал: раскрылся губастый рот, и из него повалил громоподобный рык, тело при этом так содрогалось, что ель, под которой инвалид хоронился, и та, казалось, закачалась. Куличок копался в сырости, корм отыскивая, испуганно сорвался с облюбованного места и помчался прочь, истошно пища. Горюн не из робких, а по спине будто проскребли острыми альпинистскими кошками. Он скосил глаза в сторону, где оставалась байдарка. Ребята наблюдали. Не желая позориться, Горюн зашагал к одноногому.

— Горюном меня зовут, — представился, подойдя.

Тот руку не подал, захохотал снова. На этот раз Горюн не растерялся. Ему стало досадно, что помимо желания он остерегается этого человека.

— Ты, дед, одичал, что ли? Такое впечатление, что голоса человеческого давно не слышал и радуешься. Туристы мы. Или никогда таких не видел? — умышленно грубо сказал.

Инвалид смущенно заерзал выпуклыми глазами. Не засмеялся, нет, лишь в горле заклокотал хриплый звук. В самое яблоко Горюн угодил, выражаясь снайперским языком. Надо было сразу заговорить без церемоний. Может, во второй раз одноногого развеселило услышанное имя. Отец назвал сына Горюном, осчастливил на всю жизнь. Побуждения у родителя были хорошими — хотел увековечить память о погибшем друге Горюнове (тот, как и отец, был летчиком), только не учитывал того, что с таким именем, похожим на кличку, сыну придется жить.

— Может, скажешь, как зовут тебя?

— Гы-ы.

— Не хочешь — не надо. Мы люди столичные. Обойдемся без гостеприимства.

Автор Евгений Кузнецов


Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика