Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Рассказ «Потомок варваров» (1)

Ну и внешность у незнакомца! Плечи шириной с оконный проем, глаза навыкате, густая щетина, пощадившая лишь щеки, делали его похожим на первобытного человека времен каменного века. Был незнакомец в телогрейке, непричесанные волосы спадали на лоб, а вместо левой ноги торчала деревяшка, напоминавшая перевернутую бутылку; сыромятные ремни крепили ее к обрубку в ватной штанине. Человек врыто стоял под матерой елью и издали походил на почерневший пень. Наверняка давно наблюдал за приближавшейся к берегу байдаркой и сидевшими в ней тремя парнями. «Егерь!» — метнулась в голове Горюна мысль. Перестав грести, он поспешно потянулся к двустволке, намереваясь спрятать от греха подальше.

И тут же Горюн устыдился своей паники. Откуда егерю взяться в таежной глухомани, на затерянном озере, обозначенном на карте маленьким кружком? Какой головотяп надувает создавать здесь приписное хозяйство? И разве человека с одной ногой возьмут на государственную службу? Удивительно вообще, как инвалид сумел доползти сюда? На здоровых ногах устаешь материться, пока прешь тайгой, по сырым моховым болотам, а на одной — караул через километр закричишь.

Да и что инвалид мог сделать трем здоровым парням, если разобраться? В Горюне девяносто килограммов, спортом в свое время занимался; Серега в легкой весовой категории, зато, как угорь, проворный, и Никиту нельзя назвать хилым, хотя он худой и малокровный — типичный младший научный сотрудник, такие часто становятся заядлыми туристами. Инвалид не посмеет связываться и говорить про сроки охоты, не потребует охотничий билет. И чем он занимается здесь сам? Не восходом и закатом солнца любуется, добравшись до этого глухоманного озера на одной ноге.

Успокоившись окончательно, Горюн гребанул веслом, намереваясь подогнать байдарку к берегу. Лодка почему-то воротила нос в сторону. Рулить — обязанность Никиты. Опять рулевые веревки запутал?.. Оборачиваясь, Горюн хотел возмутиться. Оказывается, оба напарника застыли, словно изваяния, не спуская испуганного взгляда с инвалида. Про рули Никита забыл, поэтому байдарку разворачивало.

— Вы чего какие-то ошалевшие? — поинтересовался Горюн, осознавая свое превосходство над парнями. — Одноногого никогда не видели? Или померещилась вам чепуха?

Никита насмешки не услышал. Зато Серега очнулся от столбняка и начал озираться.

— Как бы тебе, адмирал, от избытка храбрости не пришлось штаны стирать. Не опасаешься такого исхода? — издевательски спросил Горюн.

У напарника уши густо замалинились, тонкие губы самолюбиво сжались. Он вдруг с ожесточением принялся грести.

— Куда ты замахал веслом без соображения! К берегу давай...

Никита, не спи, а правь! — властно приказал Горюн.

Автор Евгений Кузнецов


Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика