Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Рассказ «Мы еще потокуем!» (8)

Рассвет выдался морозным и... безмолвным. Мертво кругом. Ну, коли такое дело, придется, не таясь грома лыж, исходить всю кромкуболота: все равно пока не до охоты — надо поднять, убедиться, сосчитать, сколько их тут. Но за все утро я никого так и не вспугнул, ни одна птица не полетела. Более того, ни единого нового следа не нашел на всем токовище! Совершенно обескураживающий результат. Ведь совершенно ясно: собираться им в округе больше негде — должныбыть здесь токовики! Должны... Но ведь не было. Нет, это наверняка повлиял вчерашний снегопад. Разумеется, настоящему жаркому току быть еще рано, однако чертить-то должны! Прилетать на рассвете, посидеть молча на излюбленных соснах... Должны, да не обязаны — нету их. Нету! Ни глухарей, ни предначертаний. Чистый, белыйлист. Но ведь не мог я ошибиться в своих заключениях? Нет, не мог. Все вокруг осмотрел и знаю. Да и опыт какой — четвертый ток сам отыскиваю. В конце концов, интуиция! До того похоже на Змеево болото в миниатюре...

Так все утро я себя убеждал. А упрямые обстоятельства снова вставали на пути, как ледяные торосы поперек лыжни через бурно застывавшую реку. Нет никаких признаков глухарей на верном месте, нету и все тут. Как же так, почему? За что, в конце концов! Ничего не понимаю. Было от чего скиснуть и растеряться.

Порядочно набив ноги по мшарине, я, наконец, бросил бесполезное занятие и поднялся на гору к маяку, сел отдохнуть. И уже собирался вставать, чтобы трогаться к стойбищу, как вдруг... Над открытым пространством сечи по направлению к горе летела довольно крупная птица. Но не глухарь. Однако типичный куриный полет: вытянутая шея и кургузое тело, быстро-быстро мельтешит крыльями и, разогнавшись, недолго планирует, расправив их. Бинокль болтался на груди, я суетливо схватил его, приставил окуляры к глазам, пошарился в мутном воздушном пространстве и — вот она, поймал! Явная копалуха. Пока я, по привычке слегка прикусив нижнюю губу и нахмурившись, пытался освоить значение увиденного, примерно по тому же маршруту протянули еще две глухарки, держась парой. Так-так-так! И куда же это вы, миленькие мои, направляетесь? Ха, ясно, как дважды два: туда, откуда я только что явился — на болото! Ну, спасибо, ну, утешили, миленькие. Значит, я все же не ошибся, решив, что игрище должно собираться у мшары! (В любой охотничьей книжке можно, кстати, прочитать: излюбленные места глухариных токов — по окраинам моховых болот.) Я даже в себе стал сомневаться, а вот они, глухарочки-то, свое дело четко знают — тянут в сторону тока, хоть и поздно уже. Так-так-так!

И вдруг без всякой, казалось, причины меня пронзило озарение: «Погоди! Но ведь в это время, именно в этот час дня, они должны направляться не к току, а, наоборот, разлетаться с него!» Безусловно. Значит... Ошибка была допущена в постановке вопроса? Конечно, они летят в этот час уже с токовища. Но в той стороне на всем обозримом пространстве не видно ни единой сосновой маковки — за вырубкой маячит березняк! Однако летят же они откуда-то оттуда, факт. Выходит, где-то там, в глубине березовых чащ, скрывается нечто — некая таинственная «земля Санникова», которая...

Сам я уже, не заметив, как вскочил, торопился на лыжах в ту сторону, почти бежал. Меня охватила азартная дрожь нетерпения, даже в ногах ощущал какой-то вроде зуд. Подгоняло и сознание, что нельзя терять ни минуты, надо осмотреть район сегодня, пока не ослаб наст!

Автор Борис Петров


Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика