Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Там, где зимуют птицы. За килькой

На полуострове Сара, рядом с усадьбой заповедника, поме­щается правление рыболовецких артелей. Я зашел туда и по­просил взять меня на ловлю кильки.

Небольшое рыболовецкое судно уходило в море на следующий день. В условленный час я уже был на борту, и мы отплыли.

Вечерело. Кругом синел безбрежный простор Каспийского моря. Только где-то вдали еще виднелась полоска берега, а за нею, на самом горизонте, едва вырисовывались очертания Талыжского хребта.

Я стоял на палубе и осматривался по сторонам.

— На море любуешься? — послышался голос за моей спиной.

Я обернулся. Возле меня стоял молодой, очень смуглый па­рень. Одет он был в комбинезон и высокие сапоги.

— На море глядишь? — повторил он свои вопрос, выговари­вая слова как-то особенно твердо, с нерусским акцентом.

— Да, гляжу. А ты кто — матрос? На судне работаешь? — в свою очередь, спросил я.

— Зачем на судне? Я рыбак, рыбу ловлю. Где надо, там и ловлю. — Парень помолчал и добавил: — Значит, интересуешь­ся, как мы кильку на свет ловим?

— Очень хочу поглядеть.

— Что же, поинтересуйся. Мы тебе все покажем, все уви­дишь.

— Да ты мне лучше сейчас расскажи, как это делается, — попросил я. — А то ночью, в темноте, и не увидишь всего как следует.

— Увидишь, все увидишь! — улыбнулся парень, присажи­ваясь на свернутый канат. — А могу и рассказать, если хо­чешь. Это тоже могу. Вон, видишь, кверху мачта, а по бокам от нее две длинные палки? Это стрелы. На концах у них блоки. Через каждый блок трос перекинут, одним концом — на лебед­ку, а к другому сачок из сетки привязан, по-нашему, каплер. В этом каплере лампа электрическая, сильная лампа — в ты­сячу свечей, а то и больше. Яркий свет кругом дает. Вот как выйдем в море, туда, где килька ходит, опустим каплер в воду и лампу зажжем. Лампа в воде светит, а килька любопытствует и бежит на свет, прямо в каплер. Полным-полно набежит. И тогда вверх каплер лебедкой и поднимаем, а с другого борта второй в воду опускаем, тоже с лампой. Так и таскаем попере­менно — то один, то другой.

— А видно бывает, когда килька на свет идет?

— Когда мелко стая идет, все видать, а когда глубоко, ни­чего не видно.

— Как же вы тогда узнаете, что килька уже попала в сетку?

— Ничего и не узнаем. Опустим, подержим минут десять и вынем. Нет кильки — дальше плывем, а есть — стоим и ло­вим. Килька в море на одном месте не стоит. Она гуляет, ее искать нужно. Иной раз всю ночь проищешь и не найдешь. Ты ее здесь ищешь, а она совсем в другой стороне гуляет. — Па­рень помолчал и добавил: — Еще не придумали, как точно место определять, где килька в море есть. А придумают, обяза­тельно придумают!

— Конечно, — согласился я. — Ведь придумали же рыбу на свет в сеть подманивать.

— Да, придумали, — сказал парень. — Только не всякая рыба на свет идет. Килька идет, а другая рыба рядом гуляет и не идет. Почему не идет?

— Не знаю, — ответил я.

— Я тоже не знаю. А надо знать, надо уметь приманивать ее, чтобы в каплер прошла не только килька, а и другая рыба, большая, ценная рыба. Ведь она тоже глаза имеет, свет видит, а не идет. Почему не идет? Позвать как следует не умеем. — Парень подвинулся ко мне совсем близко и заговорил вполголоса, будто сообщая важную тайну: — Рыбу ловить —большой ум надо иметь. Просто ловить закинуть невод и тащить—никакого ума не надо. А чтобы по-настоящему, по науке, большой ум нужен. И нужно знать, как рыба живет, что она любит, чем ее приманить можно. Вот килька свет любит, другая рыба — вобла, кутум или, скажем, осетр, может, совсем другое: звук какой-нибудь, звонок или радио, — вообще что-то любит. Я рыбу хорошо знаю, с самых маленьких лет ловлю. И отец мой тоже рыбак, большой рыбак, только неученый. А я хочу учиться поехать в Баку, а может, и в Москву поеду. Все узнаю — и про электричество, и про радио. А потом назад, к себе на море, в Азербайджан, вернусь и обязательно найду такую приманку. Свет, или звук, или что-нибудь еще, чтобы разную рыбу подманивать и ловить можно было.

— А когда ж ты хочешь учиться поехать?

— На будущий год. Мне нужно еще семилетку окончить, за седьмой класс сдать, тогда и поеду. Я теперь в школе взрослых учусь. День на море рыбу ловлю, а на другой день, на берегу, в школу иду.

— Ты молодчина, сказал я. Раз уж так крепко заду­мал, обязательно своего добьешься.

— Конечно, добьюсь, спокойно ответил парень. — Как же не добиться, когда чего захотел?.. Ну, надо идти, сейчас ловить начнем.

Он встал и пошел к лебедке, а я отошел в сторону и встал так, чтобы не мешать другим и чтобы мне все было видно.

Уже стемнело. Ветер совсем стих. Мы плыли по черной блестящей глади. Неожиданно раздалась команда. Капитан говорил по-азербайджански, слов я не понял, но тут же услышал, как загремела цепь спускаемого на дно якоря. Судно остановилось, и я увидел, как большой сетчатый сак, освещенный лампой, стал спускаться к воде. С легким всплеском он ушел в глубину, и в этом месте вода озарилась ярким электрическим светом. Какие-то рыбки серебряными брызгами метнулись в разные стороны. А светящийся круг уходит все глубже и глубже, становится все меньше. Вот он уже еле мерцает, как звездочка, из темнойморской глубины. Прошло минут десять, и опущенный каплер стал быстро подниматься наверх.

«Есть или нет?невольно волнуясь, думал я. Снасть казалась из воды пусто. Опустили второй раз, опять ожидание — и опять ничего.

Судно снялось с якоря и пошло дальше, в ночь, в темные морские просторы, искать то место, где гуляют миллионные стаи килек. Наконец, уже под утро, килька была нащупана. Каплер подняли. Он был набит мелкой серебристой рыбкой. Ее быстро вытряхнули на судно. А освещенный каплер вновь исчез под водой, оставляя после себя сначала яркое, а потом постепенно угасающее сияние.

Следя за ходом ловли, я и не заметил, как прошла ночь.

Начало светать. К нашему судну подошел парусный бот — взять улов и везти его на берег. Мои знакомый рыбак спрыгнул в бот и позвал меня:

— Едем домой, больше смотреть нечего. Днем кильку со светом не ловят. Судно в гавань пойдет.

Я тоже перебрался в бот, и он, слегка накренившись набок, пошел к берегу.

Наступило утро. Розовело небо и море. Было совсем тепло.


Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика