Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

У каждой парочки есть свой гнездовой участок

Наконец-то мы смогли как следует приняться за изучение жизни диких птиц. Теперь уже, кажется, ничто не мешало нашей работе. Мы не только пробрались в самый центр гнездовой колонии, но и обосновались там на твердом, сухом месте. Теперь с восхода и до позднего вечера мы почта не сходили с помоста.

Прежде всего нам необходимо было разобраться в том, что происходило вокруг нас. Вся поверхность острова была сплошь покрыта гнездами. На наших глазах из-за любого клочка земли происходили ожесточенные драки. Но кто с кем дерется, нам установить было очень трудно: ведь все чайки похожи друг на друга. Чтобы разобраться во всем этом пернатом населении, нужно было как-то пометить птиц. А как это сделать? Надо попробовать окрасить чаек, сидящих на гнездах вокруг наших помостов. Конечно, ловить их было бы очень трудно, да и совершенно недопустимо: пере­пуганные птицы могли бро­сить гнезда. Пришлось при­думывать, как окрасить ди­кую птицу, не беря ее в руки. Для этого мы взяли тюбик масляных красок и выдавили немного краски на поверх­ность одного из яиц, лежа­щих в гнезде.

После того как мы вновь уселись на помост, спугнутая нами чайка тут же вернулась к гнезду. Она не обратила никакого внимания на то, что одно из яиц немного испачкано краской. Чайка, как обычно, начала грудкой поправлять, размещать их поудобнее в гнезде. При этом птица сильно окрасилась несмываемой в воде масляной краской. Цель была достигнута. Мы тут же наложи­ли краски на яйца и в других гнездах и к вечеру имели вокруг помоста чаек с разноцветными грудками: красной, синей, зеле­ной, оранжевой, черной, голубой...

Птицы невольно и сами помогали нам. Посидев на гнезде, то та, то другая слетала с него, уступая место своей паре. Сле­тевшая с гнезда начинала приводить в порядок перышки, чистила их клювом и при этом, естественно, размазывала крас­ку по всей грудке, бокам и даже по спинке. Тут же выявилась и еще одна приятная неожиданность: обычно на гнездах сидели самочки; самцы сменяли их только на короткое время. Таким образом, окрасились в первую очередь почти во всех гнездах самочки, и окрасились очень ярко. А сменявшие их самцы пач­кали свои перышки в краску того же самого цвета, но уже гораздо слабее, так как самочки стирали с яиц значительную часть краски. Таким путем мы могли различить не только обладателей разных гнезд, но и членов одной и той же пары.

На следующий день мы принесли на остров деревянные ко­лышки с четко написанными на верхушке номерами и воткнулиих в болотистый грунт возле каждого гнезда, а в своем дневнике отметили номера гнезд и цвет, в который окрашены его оби­татели. Вот теперь мы уже могли свободно ориентироваться в том, что происходило перед нами.

Первые же наблюдения показали, что, несмотря на кажу­щуюся неразбериху в поведении птиц, на самом деле на остро­ве царит строгий порядок. Каждая пара отлично знает свое гнездо и, как правило, не подлетает и не садится на чужие. Мало того: мы скоро заметили, что вокруг каждого гнезда имеется своигнездовойрайон, в который птицы-хозяева не пу­скают других. В тех местах, где гнезда располагались пореже, районы были большие, площадью до двух — трех квадратных метров. В более уплотненных участках острова и районы гнезд тоже уменьшались, иногда до одного квадратного метра.

При этом гнездо чайки совсем не обязательно должно нахо­диться в центре района. Нередко, особенно на сильно уплотнен­ных участках острова, два чаечьих гнезда помещались совсем рядом. Птицы сидели бок о бок, а районы их гнезд расходи­лись в противоположные стороны. Очень забавно было наблю­дать, что такие близкие соседки, которые при насиживании нередко касались друг друга крыльями и хвостами, никак не разрешали одна другой пройтись по своему району, но сейчас же успокаивались, когда соседка переходила на свои собствен­ный участок, хотя он был тут же, под самым носом сидящей в гнезде птицы.

Такое строгое распределение площади возле гнезд казалось нам вначале странным и ничем не оправданным. В целесо­образности этого явления мы убедились только позднее, когда в гнездах появились птенцы.

Гнездовые районы не оставались неизменными в течение всего гнездового периода. Как я уже сказал, гнезда на острове были выстроены чайками далеко не сразу; постепенно появля­лись все новые и новые. Пришельцы, естественно, попадали в районы чужих гнезд. Хозяева яростно отстаивали свою «пло­щадь». Побеждал более сильный и настойчивый. В результате пришельцы или удалялись искать для гнезда новое место, или твердо отстаивали намеченныйгнездовой участок и в концеконцов отвоевывали его. После этого мир между новыми и ста­рыми «поселенцами» быстро устанавливался.

Наблюдая это занятное явление — распределение гнездовой территории вокруг наших помостов, — мы составили себе на листе бумаги план, на котором каждыйгнездовой участок имел свои номер и был закрашен тем же цветом, который украшал перья его обитателей.

После того как на этой территории появлялись новые гнезда и соответственно менялись старые гнездовые участки, мы тоже вносили изменения в наш план, предварительно выкрасив вновь поселившихся возле нас птиц. К этому времени нашей работы относится один комичный случаи.

Однажды, проведя утренние наблюдения на острове, мы пришлидомой в поселок позавтракать. Вдруг видим — к нам бежит целая ватага ребятишек. У всех лица страшно взволно­ванные. Спрашиваем, что случилось. Отвечают все разом, ниче­го не разберешь. Наконец выяснилось, в чем дело. Оказывает­ся, за деревней пашут землю под огород. На свежую пашню слетелись чайки, и среди них какие-то необыкновенные: синие, красные, зеленые... Ребята требовали, чтобы я сейчас же взял ружье и застрелил для их школьного музея несколько этих не­виданных птиц.

Пришлось разочаровать ребятишек и рассказать, откуда появились такие «невиданные» птицы.


Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика