Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Мы готовимся к наблюдениям

Зимой, когда все озеро Киёво и плавучий остров покрылись льдом и снегом, мы решили соорудить специальное приспособ­ление, с тем чтобы будущим летом было удобнее наблюдать за поведением гнездящихся птиц.

В ближайшем лесхозе мы купили столбы и доски, привезли весь этот материал на санях прямо на остров из аэропорта, куда прилетели, использовав подарочные авиабилеты, потом пробили ломом смерзшиеся корневища, опустили в прорубь столбы и вколотили их в дно водоема. На этих столбах мы устроили издосок широкие настилы. Получились просторные помосты при­мерно около двух квадратных метров каждый. Их мы сделали четыре штуки в разных концах островка. На такой помост мож­но было лечь, затаиться и спокойно наблюдать в бинокль, а может, даже и простым глазом жизнь диких птиц. Чтобы наши помосты не очень выделялись на общем фоне острова весной, когда стает снег, мы их сделали низкими, вровень с поверх­ностью самого острова, да еще сверху забросали сухим рого­зом— в общем, как можно тщательнее замаскировали места наших будущих наблюдений. Теперь оставалось только ждать весны и прилета птиц.

И какое же это было томительное ожидание! Все время в душу закрадывалось сомнение: а что, как чайки сразу же заметят наши сооружения и не будут вить вокруг них свои гнезда? Тогда все труды пропали даром.

Наконец наступила весна, растаяли снег и лед, и мы первый раз после зимнего перерыва вновь приехали на берег озера.

Как и в прошлом году, вся поверхность острова, будто сне­гом, была покрыта белыми птицами. Они уже устраивали гнезда. Но гнездятся ли чайки возле помостов — это, увы, с бе­рега даже и бинокль разглядеть оказалось невозможно.

Конечно, нам очень хотелось сейчас же сесть в лодку, по­пасть на остров и все осмотреть на месте. Но делать это было рискованно: дикая птица особенно осторожна в то время, когда она начинает строить гнездо. Если ее в это время потревожишь, она бросает его и перебирается в другое, более спокойное место. Иное дело, когда гнездо уже выстроено и в нем снесены яйца, — тут уж птица совсем не так легко расстается с ним. Поэтому мы решили подождать еще несколько дней — дать чайкам как следует освоиться на месте гнездовья.

Прошло четыре — пять дней. Теперь, пожалуй, без всякого риска можно было пробраться на остров. Основная масса чаек должна была уже загнездиться.

И вот мы в хороший, солнечный день подплываем к острову, встаем на лыжи и бредем по его зыбкой поверхности к месту гнездовья.

Чайки встречают нас встревоженными криками, налетают, бьют грудью, крыльями. Но все это уже не ново.

Отбиваясь от нападающих птиц, мы спешим вперед, туда, где зимой устроили помосты. Вот первый из них. Мы его едва замечаем из-под наваленного на доски сухого рогоза.

Ура! Чайки, видно, не обратили никакого внимания на на­шу постройку и свили гнезда совсем рядом. Гнезд вокруг помо­ста очень много, некоторые от него не далее метра.

Идем дальше, ко второму помосту. Там нас ждет уже со­всем неожиданный сюрприз: два гнезда свиты прямо на помо­сте. Как же с ними быть? Не будут же дикие птицы насижи­вать яйца и выводить птенцов у нас под самым боком! При­дется или не посещать совсем этот помост, или пожертвовать двумя гнездами. Ну, уж это не такойсерьезный вопрос. Глав­ное, что и вокруг второго помоста чаечьих гнезд не меньше, чем возле первого.

Мы обошли все четыре помоста, и повсюду нас ожидала та же радостная картина. Чтобы не терять дорогого времени, мы под конец дня уселись на одном из помостов и попробовали понаблюдать за птицами. Хотелось прежде всего выяснить, на­до ли будет в дальнейшем маскироваться при наблюдениях или чайки не станут обращать на нас особого внимания.

В первые полчаса, проведенные на помосте, сразу все выяс­нилось. Как только мы уселись и перестали двигаться, чайки тут же успокоились и тоже расселись по своим гнездам.

Картина была необыкновенная. Ничего подобного в про­шлом году нам не удалось наблюдать. Да это и понятно: непре­рывно бродя на лыжах по острову, мы все время пугали птиц с ближайших гнезд. А вот теперь вся эта масса чаек спокойно расселась вокруг нас. Стойло протянуть руку, и можно было погладить одну из них, сидящую на гнезде возле самого края помоста.

Наш первый опыт мы проделали как раз на том помосте, на котором находились два гнезда. Одно из них было свито посередине дощатого помоста, и нам пришлось это гнездо отодвинуть к самому краю. Зато второе было устроено на уголке; его мы совсем не тронули.

Хозяева этих гнезд отнеслись к нам по-разному. Чайки с передвинутого нами гнезда все время с беспокойными криками носились над нами, присаживались на край помоста, но свое гнездо так и не заняли. Зато самочка с другого гнезда, которое было свито на уголке помоста, очень быстро освоилась с нами и как ни в чем не бывало уселась в свое гнездо.

Это было совершенно необычайное зрелище: дикая птица сидела в гнезде не далее двадцати сантиметров от кончика моего сапога! Я боялся им пошевелить. Но когда нога затекала и приходилось ее слегка подвинуть, чайка с испуганным кри­ком взлетала с гнезда и потом занимала его, видимо, с некоторойопаской.

Забегая вперед, скажу, что в дальнейшем эта чайка совсем освоилась с нашим ежедневным присутствием на помосте. Она взлетала с гнезда, только когда мы забирались на помост, а потом усаживалась в гнездо и преспокойно сидела в нем. Если я осторожно двигал ногами, чайка сердито шипела и, вытяги­вая шею, старалась клюнуть меня в сапог.


Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика