Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Под самой Москвой. На озере Киёво - 2

Я хотел вынуть из футляра бинокль, чтобы взглянуть на остров, но тут за поселком на станции послышался грохот —очевидно, сгружали железо, — и в тот же миг все то белое, что я принял было за снег, с невероятным шумом и криком взмет­нулось вверх. Это были птицы — тысячи белых птиц. Они за­кружили над островом, снежнойтучей закрыв противоположный берег, село и дальний лесок. Ничего не было видно, кроме массы трепещущих крыльев. Постепенно чайки, по-видимому, успокоились и вновь уселись на землю. И весь островок снова будто покрылся белыми пятнами снега.

Минуту я стоял на месте, пораженный этим чудесным зрели­щем, а потом, опомнившись, чуть не бегом поспешил обратно в поселок.

«Лодку! Скорее найти лодку и перебраться туда, на остров! Хорошо, что я надел высокие болотные сапоги. Проберусь на самое место гнездовья, все осмотрю, а потом — обратно в Москву, в институт, расскажу о своей находке и перееду сюда на все лето. Зачем же тащиться куда-то на край света, когда вот тут, под Москвой, так много гнездится птиц?»

У местных ребятишек я узнал, что на краю поселка живет старичок. У него имеется лодка, на которой он ставит в озере сети, ловит в них карасей.

Ребята проводили меня до самого домика рыбака.

Хозяин был дома, он копал в огороде грядки.

Я поздоровался и рассказал, что хочу пробраться на остров осмотреть гнездовье и наметить места будущих наблюдений.

Старичок слушал меня, добродушно чему-то улыбаясь.

— Погоди, сынок, — неожиданно перебил он. — А как же ты по острову ходить-то будешь?

В ответ я подтянул повыше свои охотничьи сапоги и под­мигнул:

— Ничего, дедушка! Нам, охотникам, никакие болота не страшны. Не в таких мы еще бывали.

— Ну и храбрец! — покачал головой старичок. — Что ж, поедем, а я полюбуюсь, как ты там разгуляешься.

Он сходил в сараи, вынес оттуда широкую деревянную ло­пату вместо весла, и мы отправились к берегу. Там стояла маленькая плоскодонная лодочка, похожая скорее на лохань для стирки белья, чем на лодку.

Мы уселись в нее. Старик устроился на корме; он стал за­гребать лопатой воду, и лодка медленно поплыла к острову.

Вот мы и у цели. Нос лодки ткнулся в завядшие прошло­годние камыши.

Я быстро встал и уже занес ногу, чтобы выбраться на остров. Но тут я почувствовал, что старик придерживает меня сзади за куртку.

Что ты меня держишь? — улыбнулся я. — Не маленький, не первый раз по болоту хожу.

Я ступил ногой па болотистый берег острова и вдруг почув­ствовал, что нога свободно уходит куда-то вниз — край берега опустился в воду. Хорошо, что старик придерживал меня, иначе я потерял бы равновесие и свалился за борт.

Я отдернул ногу, и край острова вновь всплыл над водой.

В недоумении я обернулся к моему спутнику, а он, хитро посмеиВаясь, глядел на меня:

—Ну, что ж ты не идешь? Иди, если задумал.

—Дедушка, да ведь по нему вовсе ходить нельзя!

—Вот в том-то и дело, сынок. Наш остров не простой, а плавучий — это сплавина, а под нею вода. Утонуть здесь, правда, нельзя — глубина-то в любом месте по грудь, не боль­ше Летом, к примеру, ежели окунешься, так не беда, изма­жешься только. Ну, а теперь, конечно, купаться еще рановато: вода как лед.

Так я и вернулся в Москву ни с чем. А главное, что было обидно: ведь вот тут же, совсем рядом, такое чудесное место для наблюдений, а пробраться туда невозможно.


Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика