Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Семейная жизнь зверей. Волки

Ехал я как-то весной на попутном газике из Наурзума в Тургай. Из-за поломки пришлось заночевать в степи. По дороге разговор с шофером шел про хапуг-браконьеров. Крепко доставалось от их безудержной стрельбы нашей целинной степи. Дрофу и стрепета теперь лишь возле заповедника увидишь. Не стало журавлей-красавок; само название говорит, какая это птица. Мало осталось сурков, истребили из-за ценной шкурки. Выбили все, что бегает или летает, лишь бы покрупнее. Да и как не выбить, если чуть ли не у каждого шофера под сиденьем дробовик или малопулька. Хорошо, что теперь за браконьеров взялись всерьез.

Мой спутник, похоже, обиделся. Он заверил меня, что не из таких, и дальнейший разговор поддерживать не стал...

Я проснулся на рассвете. Невидимое еще солнце окрасило в нежный персиковый цвет легкие облачка на востоке у горизонта. Было прохладно. Я накинул на плечи куртку и вышел из машины. Шофер сладко спал, похрапывая. Будить его было еще рано. Я решил пойти к полоске кустов, чернеющей вдали. Там могли гнездиться птицы, которые меня интересовали.

Напоенный степным горьковатым ароматом, ветерок клонил верхушки кустиков еще свежей, не успевшей выгореть травы. Они словно низко кланялись мне за то, что пришел в степь не с ружьем, а с биноклем и фотоаппаратом. Оглядывая в бинокль ровную, как стол, степь, я вдалеке заметил какое-то животное. Рассмотреть его в бинокль не успел. Оно мелькнуло и тут же исчезло. «Лиса, что ли?» — подумал я. В нору, наверное, залезла. Стараясь не шуметь и не топать, я направился в ту сторону. Оказалось, что здесь находился широкий овраг, заросший кустами таволги, бобовника и степной вишни. По дну его голубело в желто-зеленой оправе из тростника несколько бочажков с водой. Ветерок дул мне в лицо.

Я присел на краю оврага, спустив ноги вниз, и стал осматривать его в бинокль. Меня заинтересовало большое желтое пятно. Оказалось, что на противоположном южном склоне борт оврага обвалился, обнажив слой желтой глины. Внизу чернело отверстие большой норы. Перед входом в нее на ровной площадке валялись клочья шерсти, перья, белели какие-то кости. Понаблюдать за хозяевами норы было крайне интересно. Я прилег на траву и застыл с биноклем у глаз. Ждать пришлось недолго.

Слева между кустами мелькнул серый силуэт, и вскоре показался небольшой волк. В его пасти болталось что-то желтоватое. Сначала волк бежал рысцой, но невдалеке от норы перешел на шаг. Теперь было видно, что он нес задавленного суслика. Волк как бы в нерешительности остановился, потом осторожно приблизился и положил свою ношу вблизи от норы. Оттуда выскочила крупная волчица. Хорошо было видно ее отвислое брюхо с большими сосцами. Грозно рыча, она схватила приношение. Пришелец виновато поджал хвост и убежал, а волчица скрылась в норе.

И здесь нянька. Ее роль выполняет переярок — молодой волк прошлогоднего выводка. Своего выводка у него еще нет, и он всю материнскую или отцовскую энергию изливает на младших братьев. Наряду с родителями он, «не покладая ног», ловит добычу, охраняет волчат от врагов, развлекает их, когда станут подрастать, участвует в играх малышей.


Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика