Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Заготовка корней жизни

Впервые в мировой практике в нашей стране ценнейшие лекарства — природные адаптогены — оказались не в резком дефиците, а, наоборот, в избытке. Правда, пока только за счет элеутерококка. Сейчас ежегодно изготавливается 500 т экстракта из него, а этого достаточно для 10 млн. человек. Запасы же элеутерококка в нашей стране позволяют приготавливать, как уже отмечалось, значительно больше. Наведен порядок и в заготовках корней элеутерококка. Бытовавший негласный принцип «после нас хоть потоп» осужден. Копать его всем кому не лень запрещено. Из десятка разношерстных организаций, что ринулись на «золотую жилу», включая госпромхозы, заготконторы, лесхозы, хим- фармзаводы, аптеки и даже добровольные охотничьи общества, оставлены лишь те, коих обязали не только копать, но и восстанавливать куртины ценнейших растений. При копке корней варварски сдирать верхний слой почвы на больших участках мощными бульдозерами и губить тем самым на корню ценнейший кедрово-широколиственный лес строго воспрещено под угрозой уголовной ответственности, как за злостное браконьерство.

С женьшенем тоже дела идут неплохо. История его заготовок долго внушала тревогу.

Фатальной датой для судьбы женьшеня стал 1966 год, когда не только были значительно повышены закупочные цены на него, что сразу подняло его заготовки в 2— 3 раза, но, главное, было разрешено заготавливать и мелкие корни весом от 4—5 до 9,9 г. При таком весе корня женьшень едва начинает плодоносить. Нет семян — нет женьшеня. А потому сразу же возникла угроза его полного истребления. В погоне за сиюминутным ростом сбора «корня жизни» стали рубить сук, на котором сидели. Естественно, что в заготовках резко преобладали малоценные мелкие корни. Начиная с 1971 г. средний вес корней женьшеня снизился в два раза. В результате в большинстве районов Приморского края «корень жизни» стал большой редкостью, а в ряде их и вовсе исчез. Нужно учесть, что запасы женьшеня в Приморском крае всегда были мизерными. Специалисты считают, что к 1966 г. его здесь было всего 5—7 т, а к 1977 г. осталось лишь 3—5 т. И это при годовой потребности страны 300 т!

До недавнего времени промысел «корня жизни» велся стихийно. В период до 1976 г. корней женьшеня сдавали на приемные пункты всего лишь около 300 кг за сезон. Затем специальным решением Приморского крайисполкома объем сбора был уменьшен вдвое, при этом полностью запрещен сбор его отдельным лицам.

Сейчас в заготовках корней женьшеня наведен порядок. Право на его сбор имеют лишь Роспотребсоюз и Главохота. Женьшень собирают теперь только специальные бригады из трех—пяти человек по билетам (ордерам) с обязательным нарядом-заданием на право заготовки. Их выдают предприятия лесного хозяйства. Установлен размер штрафа за самовольный, без разрешения сбор «корня жизни»: в десятикратном размере его стоимости. Запрещен и истребительный сбор корней весом меньше 10 г. Очень важно, что промысловиков обязали одновременно со сбором высевать семена женьшеня в тех местах тайги, где он лучше всего растет.

Как это ни парадоксально, но издавна известно, что, чем интенсивнее промысел с обязательной посадкой семян, тем больше женьшеня. Никакого противоречия здесь нет. Дело в том, что в природных условиях далеко не все семена могут прорасти и укорениться. Их еще на растениях с большим удовольствием склевывают многие виды птиц, поедают мыши полевки и даже кабаны и медведи.


Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика