Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Мистика, связанная с корнем женьшеня

Сейчас о женьшене опубликовано более 1500 научных и научно-популярных статей, есть и монографии. При этом более половины из них — русских и советских авторов.

У охотничьих племен — коренных жителей Дальнего Востока — выкапывание корней женьшеня еще в начале нашего века обязательно сопровождалось особым мистическим ритуалом. Цель — избежать кары злых духов, которые могут отомстить за свою собственность — «корень жизни». Сказались эти верования и на отношении к животному миру. Например, нельзя было убивать тигра: это дух, охраняющий женьшень. Маленькая восточно- азиатская совка коварна— своим криком она отвлекает сборщика от места, где скрывается «корень жизни». И до сих пор старые добытчики женьшеня бормочут на всякий случай восточные заклинания, хотя и не понимают их смысла.

Однако история женьшеня была связана не только с мистикой, в ней немало кровавого, трагического. И не потому, что корень встречается редко, лишь в самых опасных, безлюдных, диких дебрях.

Сезон копки корней прошел успешно. Счастливый обладатель драгоценных корней спешит покинуть тайгу до снега и морозов, в мечтах предвкушая немалую сумму и заранее распределяя деньги. Их он выручит в городе у скупщика. Тот, правда, куда больше наживается на этой покупке. Однако, как и при золотоискательстве или при поисках драгоценных камней, мираж богатой наживы наряду с честными сборщиками-профессионалами гнал в тайгу и немало всякого сброда. Поэтому процветал еще и другой тип охотников за женьшенем. Эти не утруждали себя поисками «корня жизни» в дебрях уссурийской тайги. Они просто подстерегали трудяг-сборщиков где- нибудь в глухом месте у тропинки, выводящей из тайги, с винтовкой в руках. И немало этих несчастных получило в награду за свой опасный, часто неблагодарный, изнурительный труд всего лишь пулю в сердце.

Захватывающие рассказы о приключениях сборщиков женьшеня, которые рисковали жизнью и нередко гибли, но не от кары разгневанных духов, а от пули бандитов- хунхузов, отошли в историю. В нашем Приморье хунхузов давным-давно нет. Однако и «корень жизни» на грани полного уничтожения.

В конце 60-х годов XIX в. во времена путешествий П. М. Пржевальского, немало сделавшего для изучения природы Приморья, цена за корень женьшеня была непомерно высокой — до 2 тыс. руб. за фунт. Несколько тысяч профессионалов -корневщиков регулярно занимались его поисками. Сейчас сбор женьшеня на большей части территории Приморья давно потерял всякое экономическое значение. Можно месяцами бродить по тайге и не найти ни одного корешка. Впрочем, кое-где и в наше время сбор женьшеня служит источником весьма доходного промысла. Небольшие запасы его сохранились пока еще в Кировском, Чугуевском, Яковлевском, Дальнереченском и Пожарском районах.

Более миллиона лет назад, в жаркое третичное время, женьшень был деревом. Затем наступил бурный четвертичный период. Многократные оледенения местами стерли с лица земли множество растений. Приспособились немногие, однако при этом во многом изменились. Женьшень стал травой, но сохранил необычное для травы долголетие — 100—200 лет.


Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика