Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

«Корень жизни» и его родня

Вчера и сегодня. У меня в руке небольшой, чуть короче ладони и толщиной с палец, желтовато-белый корень. Корень как корень. Вроде бы ничего особенного. И у всем известной петрушки корень примерно такой же. Однако первое впечатление обманчиво. Такой, да не совсем. Стоит вглядеться и замечаешь в нем явное сходство с фигуркой человека. У тела корня цилиндрическая «шейка» (корневище). Она вверху расширена, тем самым образуя «головку». (Это всего лишь почка, из которой весной вырастут стебель с листьями.) Нижний конец обычно разделяется на два отростка («ноги»). Выше от тела корня отходят в сторону еще два отростка. Это — «руки».

Теперь понятно, почему растение названо «женьшень». По-китайски «жень» означает «человек», а «шень» — корень. Впрочем, следует иметь в виду, что далеко не все корни женьшеня имеют такую форму. Она попадается не так уж часто. Обычно отростков куда больше. Но, чем больше корень сходен с «классической» формой, тем он дороже ценится на Азиатском Востоке. И хитрецы — опытные сборщики, хорошо зная вкусы покупателей, ловчат, лишние разветвления корней срезают.

Женьшень давным-давно, уже пятое тысячелетие, известен как ценнейшее лечебное средство в тибетской медицине. Он всегда считался редким, стоил очень дорого, а потому был доступен как лекарство лишь богатым людям. Это и послужило основой для мистического ореола, которым окружил его простой люд.

Поверья о его чудесных свойствах («способен исцелять от всех болезней» и, мало того, возвращать молодость), идущие из глубины веков, тщательно поддерживались корыстными лекарями и аптекарями, которые имели от продажи «корня жизни» немалые доходы. Как лекарственное растение он был впервые описан еще в трудах древнего китайского фармацевта Шен Нуна. В древних источниках литературы его именуют по-разному: и «кровяной корень», и «божественная трава», и «корень жизни».

Название «женьшень» появилось позже других, во время правления династии Минов.

Так как женьшень в Европе не рос, то здесь о нем узнали сравнительно поздно. Как ни странно, впервые сообщил о нем не Марко Поло, который совершил путешествие в Китай, где прожил целых 17 лет еще в 1271 — 1295 гг., а французский миссионер Жарту в начале XVIII в. Он видел дикорастущий женьшень в Маньчжурии и затем опубликовал в 1714 г. в Париже статью о чудесном, исцеляющем от всех болезней корне. Легенды о чудодейственных свойствах женьшеня с его легкой руки вскоре распространились по всей Европе. Остатки такого представления о нем сохранились у европейцев и сейчас.

На Руси о женьшене узнали на 60 лет раньше, чем в Западной Европе, от Николая Гавриловича Сапфария- Милеску — молдавского боярина на русской службе. Дипломат и ученый, автор ряда трудов, в том числе «Описания Китайского государства», он был послан царем Алексеем Михайловичем с миссией в Китай в 1675— 1677 гг.

Обследование мест произрастания «корня жизни» у нас в Уссурийском крае впервые произвел в 1859 г. сибирский учитель-натуралист Р. Маак по заданию Русского географического общества. В дальнейшем об этом сказочном растении сообщал знаменитый исследователь Уссурийского края В. К. Арсеньев, а затем и многие другие.


Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика