Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Рассказ «На орловских росстанях» (7)

А жаль, жаль, что Тургенев не любил проводить зиму в России, — говорил Крашенников, размашисто шагая клеверным полем, присыпанным за ночь порошей. Изредка он останавливался, пристально вглядывался в заячьи следы и коротко, небрежно ронял: «сделал скидку» или авторитетно пояснял: «длинная побежка». По свежести его загорелого, скуластого лица с пшенично-светлыми усиками ему можно было дать лет тридцать, не больше, но изъяснялся он менторским тоном, вкотором чувствовался как бы некий вызов мне, горожанину, потягаться с ним в высоких материях. Начитан он, судя по всему, был изрядно, но отдавал...

Рассказ «На орловских росстанях» (6)

— Видишь, снял я крышку — им и холодновато стало, а чтоб улей тепло сохранил, температура не упала, они работают во всю крылышками, стараются воздух нагреть, — пояснил Борис Леонтьевич. — В самую лютую зиму, ежели полны соты, пчелы никогда не замерзнут. У них вся жизнь на общее дело нацелена, а в одиночку пчелка погибнет, хоть со всех сторон медом ее обложи. Мы приблизились к склону крутого оврага, где лепилось невзрачное строеньице с низкой дощатой дверью, пригнув головы над косяком, вошли внутрь. В лицо ударило затхлой сыростью, слабо перебиваемой запахом меда. Сверху был порядком изгнив...

Рассказ «На орловских росстанях» (5)

Я прислонил ружье к стене, скинул рюкзак и направился к крыльцу. Дверь открылась, и хозяин вышел мне навстречу. Он с любопытством окинул меня близоруко прищуренными глазами, пытаясь, судя по всему, угадать во мне знакомца. Передо мной стоял загорелый, коренастый старик в брезентовой куртке. Скуластое лицо его с крупными чертами, белесыми бровями и ресницами оживляла немного рассеянная улыбка. — День добрый, — шагнул я навстречу. Пасечник без особого энтузиазма пожал мою руку и проговорил извиняющимся тоном: — Что-то никак не признаю вас. Память слаба, остарел... Старик пригласи...

Рассказ «На орловских росстанях» (4)

— Лаврову Василию Николаевичу, что погиб в бою с турками под Плевной, — подсказал я. — Где погиб не знаю, а рядом с рощицей прежде склеп был и могильная плита с золочеными буковками. Сказывали, будто золотой шпагой был царем награжден. Ну мужики и польстились, раскопали ночью, выволокли запечатанныйгроб. Генерал-то был как при параде, целехонек, даже не попортилось обличье, так умаслили. Как взломали крышку, он враз и почернел. Только зря те старались. Шпаги не обнаружили, одним крестом нательным поживились, — махнул он рукой и цыркнул слюной через плечо. — Хоть и царский генерал, а все од...

Рассказ «На орловских росстанях» (3)

Я объяснил, что стрелять кабанов без лицензии не имею права. В Волхове же разрешения никто мне не даст. Да и приехал я сюда из Москвы не за дичиной, а скорее побродить в свое удовольствие, давно на Орловщине не был. — Ты что же, родом из наших мест будешь, остановился у знакомцев где поблизости? — полюбопытствовал он. — Подумываю вот, не перебраться ли в ваши края, у вас тут такая красотища, не надышишься. И кабаны стадами гуляют, — бросил я уклончиво. — Это из Москвы-то? — едко усмехнулся он и дернул бровью. — Будя зря Ваньку валять. Против вашей столичной жизни какие у нас тут пр...

Рассказ «На орловских росстанях» (2)

Я невольно вздрогнул от неожиданности, косой резко прянул вбок и пошел зигзагами. Дробь стегнула по зарослям кустарника. Стоит ли описывать, какими глазами смотрел я на непрошеного доброжелателя, какими эпитетами мысленно награждал его. Он стоял у края березовой рощи: низкорослый, худой, в распахнутой новой телогрейке и съехавшем набок треухе, снисходительно усмехался, покачивая головой. — Как же ты так пропуделял? — говорил он беспечно и весело. — А здоровущий был матерый! Почесал с нервным расстройством. Теперь, поди, его до самого Болхова не остановишь. Я вышел на опушку, пр...

Рассказ «На орловских росстанях» (1)

В орловских местах нынче редко встретишь зайца-беляка: озими перемежаются клевером и парами, а в сквозных березовых и осиновых засеках ему негде укрыться поздней осенью. К полудню я отмахал налегке километров восемь, но единственный косой, который взметнул шагах в пятидесяти от меня, после торопливого дублета приложил уши еще плотнее, наддал ходу и нырнул в крутой овраг, сверкнув на прощанье белесыми лампасами. Дробь легла верхом. Я пересек лощину и поднялся наизволок. Справа тянулось убранное картофельное поле, где в проложенных комбайном бороздах светлели прихваченные морозцем клубни...

Рассказ «Домик за Клязьмой» (5)

С тех-то пор Александр не только воровать в лесу перестал, но года через два определился егерем, стал у отца первым помощником. Друзья по работе все выспрашивали: «Как ты, Григорий, Смоляка с поличным поймал и как это браконьерничать он бросил?» А тятя улыбку в бороду спрячет и говорит: «Петушиным словом окрутил!» А потом серьезно: «Если у настоящего охотника душу вывернуть, чтобы совесть его наружу вышла, бросит он воровать и еще благодарен будет, поможет в делах, а то и егерем сам станет». — Отогрелся, Александрович? — спросила Клавдия Григорьевна. —Тогда пойдем в питомник. Покажу тебе с...

Рассказ «Домик за Клязьмой» (4)

На другой день утром мы были на месте охоты и затянули болото флажками. Ушли гуськом загонщики, а я оказался на номере рядом с Григорием. Взгляд мой в тревоге метался между ним и тем местом, откуда могли выйти звери. В сизом тумане я разглядел фигуру егеря. Ружье его было вскинуто к плечу, а рядом с линией колеблющихся красных пятен обозначился из темной чащи величавый головастый волчина. После выстрела он исчез на мгновенье, потом я увидел его совсем рядом, с неестественно повернутой головой. Волк пытался схватить себя за обожженное картечью место, но повалился на бок и затих, дернув лапами. ...

Рассказ «Домик за Клязьмой» (3)

Она вдруг замолчала. Память просветила давнее раннее утро, розовые крыши домов, синие окна, невысокого кряжистого человека с шелковой седеющей бородой, в белой рубашке навыпуск и белом же застиранном картузе. Лицо у Григория было строгое, брови куделью, глаза глубокой голубизны, черты лица правильные, почти иконописные. Из дому вышли рано. В походке его, твердой и плавной, не по-стариковски упругой, железная воля при полном внешнем спокойствии, почти равнодушии к предстоящему. Идем тропкой к Марковским лугам. Рядом голубые в крапе сеттера вышагивают, держа золотистым карим глазом на моего спут...

Рассказ «Домик за Клязьмой» (2)

Не заходя в двери, не стукнув в окошко, я сел на лавку в палисаднике, вспоминая прошедшую молодость, что текла быстрой речкой, манила, обещала многое, звала в неведомое. И вот я опять здесь, наедине с прошлым, нет ни молодости моей, ни егеря Григория, ни сына его, а старое железо вывески все так же поет, брюзжит, всхлипывает, от этих звуков роятся мысли, всплывают образы, крутясь хороводом, словно осиновые опалые листья, сорванные осенним ветром. Но нет, пока жив человек, никаким ветрам не умчать воспоминаний. Не услушал, погрузившись в свои думы, как скрипнула старая дверь и кто-то вышел ...

Рассказ «Домик за Клязьмой» (1)

Нога скользнула с вагонной подножки, и галька посыпалась под сапогом. Я выпрямился и увидел все ту же маленькую белесую станцию, грязный перрон, широкие полосы ржавой травы и жидких осыпающихся кустов. Осень вступала в свои права; молодые клены, недавно посаженные вдоль дороги, гнулись под порывами ветра, напоминая железнодорожных рабочих в ярко-оранжевых жилетах. Осинки позванивали красными монистами, и березы в желтых сердечках курчавились на ветру, взъерошенные и торопливые, как девчонки, бегущие на свидание. Широкая тропа то пряталась в придорожных кустах, то забегала в невысокие курти...

Рассказ «Потомок варваров» (16)

Ружье на всякий случай прихватил. И опять по ошибке подстрелил хлопунца. Держа добычу в руке, слегка расстроился, как и вчера. А ведь за утро приободрился, убедившись, что одноногий не ради любования восходом солнца забрался сюда, в глухомань. Впрочем, жалеть уточку не стоит, инвалид все равно изловил бы ее. Вскоре наткнулся на деревянное корыто, выдолбленное из ствола осины — соль насыпана, над ним навес из веток, мох вокруг истоптан, лосиный помет. Вот каким способом хваленый Игнат Васильевич подманивал животных! Приспособился мужик. Петли именно здесь ставил. Только почему-то на этот ра...

Рассказ «Потомок варваров» (15)

Вышел к озеру и заорал в темноту. Так волки усаживаются на пригорке поздней осенью, задирают морды и затягивают тоскливую песню. Подумал, что инвалиду, привыкшему к уединению, его серенада не доставляла удовольствия. И парни в восторг не приходили. Плевать! В палатке укладываться не стал — выволок спальник, подыскал ровное местечко на мху. Когда забылся в тревожном сне, чертовщина мерещилась и комары-злыдни впивались в лицо, сосали кровь на дармовщину. Проснулся лишь однажды и увидел: одноногий прохромал мимо, дырявя тропинку деревяшкой; уже начал растекаться по небу рассвет. Засыпая,...

Рассказ «Потомок варваров» (14)

— И без того мало всего стало. Пользуетесь тем, что глухомань здесь, некому вас изловить. — Слушай, Игнат Васильевич! Если ты говоришь всерьез... Я оправдываться не будут. Пускай в твоих словах есть доля правды. Но разве из-за нас, любителей, дичи и рыбы не стало? Лучше меня знаешь: прежде каждый хозяин имел в деревне ружье, а дичь мешками носили. А теперь? Городские охотники только взносы платят, а деревенские не столько охотятся, сколько гуляют, чтобы хмель из головы выгнать. Химией живность губят. Мешки с селитрой годами возле полей валяются, то и дело слышишь:лоси нализались, подохли. ...

Рассказ «Потомок варваров» (13)

— Игнат Васильевич, мириться с тобой пришел, — как можно приветливее сказал Горюн. — Если обидел, то не принимай близко к сердцу. Против тебя плохого не имею, поверь. Опустившись рядом, Горюн дружески обнял инвалида. Ощутил под рубашкой не тело, а форму из железа. Игнат отстранился, не резко и решительно, но дал понять, что нежности сейчас ни к чему. Неловкость Горюн почувствовал и предложил: — Давай завтра вместе сходим на охоту. Ты, говорят, глухариные места знаешь. Или охотишься на мошников только на токах? — Пошто теперь стрелять. У всех маленькие. — Брось скрытничать, Игна...

Рассказ «Потомок варваров» (12)

— Как же так? Одностволку он имеет. Сам из нее час назад стрелял. Ружья позволяют держать только с разрешения милиции. А ему получать разрешение ни к чему, чтобы не догадывались о его деятельности. — Но сейчас ведь издали законы о природе, — вмешался Никита. — А ты лучше помолчи. Турист!—с неприязнью перебил Горюн. — Свое мнение надо иметь, а не плясать под дудку каждого. — Я не пляшу, почему ты так решил. Но ты напрасно, по-моему, нападаешь на Игната Васильевича. Может, охотники сейчас такие, как ты говоришь, я не знаю, но ведь Игнатий Васильевич потерял ногу, это могло повлиять. ...

Рассказ «Потомок варваров» (11)

Больше всего Горюна сейчас злила уверенность своего спутника. Нужно было, не показывая раздражения, попытаться доказать юному натуралисту, что тот мало смыслит в жизни. — Если ты в кружке юннатов рыбок разводил, скворечники мастерил и птичек подкармливал конопляными семечками, то не считай, что и остальные этим же занимаются, — сказал Горюн, стараясь снисходительным тоном разозлить Серегу. — У нормального человека вольный дух предков внутри сидит. Инструкциями и указаниями его всячески стремятся вытравить и достигли кое-каких результатов, если говорить о жителях городских. — У тебя, зн...

Рассказ «Потомок варваров» (10)

Никита снова испуганно глянул в сторону скрывавшейся в темноте избушки Зато Серега вымолвил: — Не суди по себе. Ох, как у Горюна зачесались кулаки! Чувства свои не выдал, воскликнул: — Ну, конечно, инвалид забрался сюда на одной ноге озером любоваться, как я не догадался сразу! — Г орюн, ты не совсем прав. Почему ты плохого мнения об Игнате Васильевиче? — заступился за одноногого Никита. — Кто тебе сказал? Наоборот, на него глянешь и сразу видно: на самом деле любитель природы. Примерно такой же, как ты: утку замечаешь и первым кричишь «стреляй!» Или не так?.. ...

Рассказ «Потомок варваров» (9)

Самочувствие такое, будто вместо тела отбитый кусок мяса. Зато слух почему-то обострился, и Горюн слышал, как возле костра мирно разговаривали. Инвалид диковато похохатывал. Ребята его не сторонились. Не оправдались прогнозы Горюна. Было обидно понимать, что ребята приняли в свою компанию постороннего, а Горюн в одиночестве валялся сейчас в палатке. В который раз сожалел, что связался сМалознакомыми парнями. Так получилось. Приятели, с которыми договаривался, не смогли пойти в поход по разным причинам, хотя о летнем отпуске разговор вели с весны. Менять свои планы Горюн не захотел и отправился...
Перейти к странице:

Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика