Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы




Охрана, воспроизведение и охота на птиц и животных нашей природы

Рассказ «Размышления у шапки Мономаха» (5)

Организована новая отрасль животноводства — клеточное пушное звероводство. По производству клеточной пушнины СССР вышел в начале 70-х годов на первое место в мире. Сейчас у нас разводят в клетках более двадцати расцветок норок (стандартная, голубая, бежевая, белая и т. д.), несколько расцветок песцов (светло-голубой, темно-голубой, платиновый), лисиц (серебристо-черная, снежная, грузинская, платиновая, золотистая и др.), нутрий (стандартная, белая, золотистая, перламутровая, лавандовая), черных совхозных соболей, хорей, енотовидных собак. Почти 80 процентов пушнины идет на внутренний рынок...

Рассказ «Размышления у шапки Мономаха» (4)

В погоне за соболями и другим ценным зверьем в глубь Сибири, порой даже впереди сборщиков налогов, шли промышленники, купцы и служилые люди из разных районов России. Присоединение Сибири вызвало бурное развитие ее производственных сил. Мягкую рухлядь добывали для казны тысячами людей, и сотни обозов везли ее в город. Если в 1589 году подать мехами и платили около 2000 сибиряков, которые поставили государству 18 640 собольих шкурок, то в начале XVII века только в семи уездах Сибири ясак сдавало в два раза большее число охотников и добыча их была вдвое богаче. И уже не случайным видится ...

Рассказ «Размышления у шапки Мономаха» (3)

В своей книге «Описание Земли Камчатки» знаменитый русский исследователь Степан Крашенинников описывает, как выделывали тогда оленьи, каланьи и собачьи шкуры жители полуострова, причем работой этой занимались исключительно женщины. «Сперва мочат мездру в воде, сдирают при помощи камня, укрепленного посередине палки, оставшиеся на содранной коже мясо и жилы, намазывают жеваной квашеной или свежей икрой и затем, свернув кожу, топчут ее ногами до тех пор, пока мездра не провялится, затем снова скоблят и вычищают, продолжаяработу до тех пор, пока мездра не станет мягкой и чистой». Что тол...

Рассказ «Размышления у шапки Мономаха» (2)

Всем уходящим в отставку из казачьего войска Украины вместе с другими наградами выдавали от имени царской казны и меха. Полковнику — 40 шкурок соболей общей стоимостью 100 рублей и 2 шкурки стоимостью 20 рублей на шапку. Есаулу — 40 шкурок соболей стоимостью 50 рублей и 2 на шапку ценой 10 рублей. Рядовому казаку выдавали две собольи шкурки на шапку стоимостью 5 рублей. По указанию царей казна выдавала огромное количество мехов в виде подарков членам высочайшего семейства, вельможам, церковникам, иностранцам. Царская казна XVI—XVII веков обладала несметной коллекцией ценных мехов и зан...

Рассказ «Размышления у шапки Мономаха» (1)

Предлагаемый очерк рассказывает об истории и современном развитии пушного промысла в России, которым в прежние времена занимались лишь специалисты - промысловики. Однако в последние десятилетия пушным промыслом стали заниматься и охотники-любители. В настоящее время в плане работы каждого первичного охотничьего коллектива есть пункт, гласящий о необходимости сдачи «мягкого золота». Один из символов державной власти в России — знаменитую шапку Мономаха — можно увидеть в Оружейной палате Московского Кремля. Сколько воды унесли наши реки с тех пор, как искусные мастера создали этот чу...

Рассказ «Чермальское пепелище» (12)

«Ходишь, Витя? Ну и ходи, гоняться за тобой больше не буду. Завтра же пойду на кордон, вернее всего, что ты теперь там, — мысленно сказал себе. — А может быть, Петя идет сообщить мне об этом, тогда сегодня вечером надо его ждать». Не знаю, откуда нисходит такое прозрение, но это — сущая правда: вечером я сидел, ждал Петю и ничуть даже не удивился, услышав уже в темноте его медленные шаги и узнав, что Виктор, действительно, вышел на кордон вчера ночью. Петя сразу же устремился в путь, сделав марш-бросок, чтобы известить меня об этом. Повлияла ли та кружка какао, устал ли он от голода и ...

Рассказ «Чермальское пепелище» (11)

Решил идти вверх по Чермалу до базы, проверить, не ушел ли туда Виктор и заодно взять продуктов. Собаки со мной пошли, ревнивица Ветка огрызается на младшую по возрасту Тайгу, та покорно ложится, поднимает вверх лапы. Повезло на этот раз — попался уцелевший от пожаров рябчик, потом Ветка облаяла белку, а на склоне горелой сопки я сбил дальним выстрелом ястреба-тетеревятника. Он упал на крутяке в какую-то расщелину, Ветка кое-как туда залезла и тут же скатилась вниз с дикими воплями — ястреб вцепился своими когтищами ей в морду, хорошо хоть глаза целы остались. Тяжело даются на голодное брю...

Рассказ «Чермальское пепелище» (10)

Но ведь Виктор-то диабетик! Ему нельзя даже в рот брать сладкого, он носит с собой шприц и каждый вечер делает себе укол инсулина. Даже в нашем чуме на сгоревшей базе он кипятил шприц и кололся. Мне вспомнился его рассказ о том, как однажды в тайге ему пришлось нарушить режим, а в результате он упал в обморок возле самого зимовья. Волосы поднялись у меня дыбом. Как же я мог своей рукой налить ему это окаянное какао? Зачем только он его пил?! В этих краях очень сложно найти фотографа на свадьбу из киева, но все таки мы здесь. Наконец-то начало светать. Наскоро собравшись, я побежал в ...

Рассказ «Чермальское пепелище» (9)

Пока мы осматривали место трагедии (от зимовий остались только обгоревшие остовы нижних венцов), незаметно приблизился вечер. Ночь обещала быть очень холодной, и пришлось готовить ночлег. Никаких продуктов в полуразваленном обгоревшем складе геологов мы не нашли. Чудом уцелела столовая — длинный дощатый стол, на котором валялись миски, кружки и ложки, будто люди недавно здесь обедали. Около стола я нашел рассыпанную пачку какао, в которой оставалось еще немного порошка, и сунул ее в кармашек рюкзака. Мы устроили некое подобие чума из жердей, досок и обрывков брезента, укрепили внутри желез...

Рассказ «Чермальское пепелище» (8)

Путь нам преградили непролазные заломы. Огромные рухнувшие деревья образовали гигантские баррикады, сквозь которые мы карабкались, словно карлики в стране черных великанов. Особенно страшными выглядели упавшие кедры, их узловатые ветви топорщились во все стороны. Невольно на ум приходили мысли о каких-то грандиозных катастрофах вроде падения метеорита — слишком жуткие картины открывались вокруг. Кое-как пробираясь то поймой Чермала, то болотами, то руслом (река еще не замерзла как следует), мы достигли вертолетной площадки, расположенной на большой мари, конец которой своеобразным выступом...

Рассказ «Чермальское пепелище» (7)

Прикрытая снегом тайга постепенно начала оживать, появились следы зверей, стали встречаться стайки синиц, дятлы, поползни, даже рябчики. «Белая книга» позволила узнать, что пройденная пожарами тайга не пустынна. Раньше у меня было представление, будто во время пожара все звери и птицы разбегаются кто куда. Оказалось, что это совсем не так. Уходят олени, лоси, медведи, но мелкие зверьки и птицы спасаются кто в корнях, кто в кронах, оставаясь на своих привычных участках. Даже поведение животных при низовых пожарах особенно не меняется. Около Пивани мне довелось видеть, как на вершине горящей кру...

Рассказ «Чермальское пепелище» (6)

Наутро мы снова побрели поймой Чермала. Здесь почти не встречалось участков, не затронутых огнем. Попался на глаза свежий след изюбря, а на речке видели пару запоздалых кряковых уток. Но нам было не до охоты. Главное — сохранилось ли от огня зимовье? Судя по схеме, оно расположено где-то у подножия видневшейся впереди сопки. Издали сопка выглядела лесистой, но мы уже убедились в обманчивости подобных представлений. Кажется, будто на сопке тайга, а на самом деле там прошел низовой пожар и ветролом, осталось не более половины деревьев и те вот-вот упадут. Однако пожар был здесь остановлен дождем...

Рассказ «Чермальское пепелище» (5)

Петя таскает дрова, весь он перемазан сажей, а на собаку просто страшно смотреть — в ней ничего не осталось от холеной городской лайки, получавшей когда-то награды на выставках. В наступившей темноте обозначаются новые очаги огня. Метрах в ста от нас огромной свечой горит сухая лиственница. Огонь пробился по дуплу, и вершина дерева теперь пылает, словно газовый факел. Мы видим, как падают вниз горящие кусочки коры, на сотни метров вокруг ветер разноситсверкающие искры. От них может загореться трава далеко отсюда, вот почему даже широкие реки не преграда пожарам. С двадцатиметровой высоты при к...

Рассказ «Чермальское пепелище» (4)

Мы приближаемся к намеченному месту высадки. Но что это? За крутым поворотом открывается уже знакомая зловещая картина: пламя вьется по земле, лижет стволы приречных ильмов, подбирается к столбу, на котором укрепили трафарет с надписью: «Заповедник Академии наук СССР». — Что же это? — обращаюсь я к егерю. — Ведь та сторона не горела? — Сам не знаю, — бормочет он. — Видно, где-то перебросило, наверное, от Каварды огонь пришел, надо посмотреть, далеко ли захватило. Здесь вдоль реки мари, может быть, в сопки-то не пошел пожар... Мы разгружаемся возле горящихвалежин и осматриваемся. По...

Рассказ «Чермальское пепелище» (3)

Под утро я вышел на крыльцо и внезапно ощутил почти неприметный вкрадчивый дождик. Вскоре он разошелся, и ничего не могло быть тогда для нас радостнее, чем этот холодный, обычно такой унылый осенний дождь с мокрым снегом. Вскоре рассвело, крыши домов были мокрыми, капли бежали по бревенчатым стенам и чем сильнее расходился дождь, тем больше веселились люди. Чувство радостного облегчения овладело ими. Сберегли, отстояли поселок, молодцы даппинцы! И хотя борьба с огнем еще не закончилась, в поселке царило праздничное ликование. Нам тут же дали машину, чтобы добраться до Гурского кордона. Ехали о...

Рассказ «Чермальское пепелище» (2)

В ту осень я задержался на Гуре, жил у охотника-удэгейца Петра Амулинка, чей домик стоял невдалеке от устья Чермала. Помнится, на маршруте между Чермалом и речкой Хунгелой однажды довелось видеть свежие следы крупного тигра. Амулинка— пожилой, неторопливый таежник, всегда приветливый со своими многочисленными гостями — рассказал мне, что тигр каждую зиму приходит со стороны Анюя, давит кабанов в лесах по речке Белачи и возвращается назад, на Маному. Потом я уехал с Дальнего Востока, но по-прежнему каждую осень встречал в тайге. С возрастом нас тянут уж не новые, а знакомые края, и я все ча...

Рассказ «Чермальское пепелище» (1)

...Под нарами заворочалась собака, свернулась клубком поплотнее и опять затихла, но я уже очнулся от недолгого предутреннего забытья после бессонной тревожной ночи. Ощущение беды не давало уснуть. Я то выходил из крохотного зимовья, смотрел на белую луну и яркие звезды, то безуспешно пытался спать, то разводил огонь в печурке и варил крепкий чай, чтобы хоть как-то отвлечься. Тридцатиградусный мороз в начале зимы ощущается здесь нестерпимо сильным — влажность высокая. Ночь светлая, хоть иди белковать. Лесистая сопка, под склоном которой притаилась избушка, высокие ели на той стороне речки Ч...

Рассказ «Чемпион браконьеров» (19)

Последние пятьдесят ярдов Бесси неслась совсем как угорелая. Когда она свернула с дороги к заправке, птицы уже разлетались из коляски во все стороны. — Что это такое, черт вас всех побери? — кричала она. — Заезжай за угол! — заорал я на нее. — За угол! Но Бесси остановилась у первой же колонки и выхватила из коляски ревущего во весь голос младенца прежде, чем мы успели до нее добежать. — Стой! — на ходу вопил Клод. — Стой! Не трогай ребенка! Положи на место! Держи пеленку! Однако Бесси его не слушала. А фазаны, неожиданно для себя почувствовав свободу, устремились из коляск...

Рассказ «Чемпион браконьеров» (18)

Мы встали возле насосов и ждали, когда подойдет Бесси. Было утро одного из тех теплых безветренных сентябрьских дней, когда темнеющее небо и специфический запах в воздухе предвещают скорую грозу. — Ты смотри, по нахалке через всю деревню! Молодец, Бесси! — Она вроде торопится. Клод прикурил от окурка новую сигарету и сказал: — Бесси никогда не торопится. — Во всяком случае, это не прогулочный шаг. Да ты сам посмотри! Он взглянул на нее сквозь табачный дым, потом вынул изо рта сигарету и присмотрелся. — Ну? — спросил я. — Хм, она и правда идет довольно быстро, — ...

Рассказ «Чемпион браконьеров» (17)

Тем временем мы уже въехали в деревню. Фонари еще горели. Мужчины разбрелись по домам из пабов. Я увидел, как УиллПреттли пытается потихоньку черным ходом пробраться к себе в рыбную лавку, а жена наблюдает за ним, высунувшись из окна как раз над самой его головой. — Наш священник большой любитель жареных фазанов, — сказал мой приятель. — Он их вывешивает на восемнадцать суток, — добавил Чарли, — а потом встряхнет хорошенько, и перья сами осыпаются. Машина свернула влево и въехала во двор дома священника. Окна в доме были темные, и нас никто не встречал. Мы с Клодом отволокли фазано...
Перейти к странице:

Охрана, охота, воспроизведение животных
При перепечати инфо с sk.kg гиперссылка на источник обязательна. Яндекс.Метрика